Министерство культуры Республики Татарстан

Контакты •  Карта сайта •  Гостевая книга •  Поиск по сайту •  Ссылки

Офис Елабужского государственного музея-заповедника
Музей уездной медицины им. В.М.Бехтерева

ГлавнаяМузей уездной медициныВ клубе «Добрые сердца»

Музей уездной медицины им. В.М.Бехтерева

10.07.2011

В клубе «Добрые сердца»

Людмила Пахомова журналист ЕГМЗ

Музей уездной медицины им. В.М.Бехтерева Елабужского государственного музея-заповедника был открыт в июне 2007 года в единственном сохранившемся корпусе бывшей земской больницы. Тогда на торжества приехали родственники знаменитого учёного, среди которых был его правнук, директор Института мозга человека РАН Святослав Медведев. Следующий год в истории музея ознаменовался созданием клуба «Добрые сердца», членами которого стали в основном ветераны елабужского здравоохранения и работающие врачи.


На заседании клуба
На заседании клуба Фото Л.Пахомовой

На заседании клуба

Заседания клуба всегда бывают интересными, насыщенными и неизменно проходят в тёплой, душевной атмосфере. Так было и 6 июля. В этот день очередная встреча была приурочена к 130-летию открытия в Елабуге земской больницы и 120-летию с начала работы лечебницы для душевнобольных.

В интерактивном зале музея, где проходят заседания клуба, была когда-то расположена операционная хирургического отделения. Именно здесь начинала свою работу Анна Никандровна Фирсова. До начала заседания клуба она поделилась своими воспоминаниями с журналистами:

«Моя жизнь в Елабуге начиналась вот с этого здания, с хирургического отделения. Когда я пришла устраиваться на работу, главный врач Вазых Сабирович Сабиров мне задал вопрос: «А вы с гробом приехали?» Я оторопела: «Как с гробом?» Он помолчал и говорит: «Ну. постоянно будете работать или уедете?» Я отвечаю: «Если муж не увезёт никуда, то буду работать». Приняли меня ординатором акушер-гинекологом. А специального отделения тогда не было, вот в этом здании три палаты были отведены для гинекологических больных. Отопление было печное. В приёмном покое пациенты проходили хорошую санобработку. Там постоянно кипел бак с горячей водой и можно было выкупать больного. Медсёстры работали замечательные, очень квалифицированные. Это были настоящие труженицы, прошедшие годы войны. Хирургическим отделением заведовал Леонид Петрович Нечаев. Ещё одним хирургом была Таския Мухаметовна Сабирова. Она жила рядом, в соседнем доме. Ночью, когда возникала такая необходимость, медсестра стучала к ней в дверь или в окно, и Таския Мухаметовна приходила.

А.Н.Фирсова
А.Н.Фирсова Фото Л.Пахомовой

А.Н.Фирсова

В хирургическом отделении работала прекрасная операционная медсестра Валентина Григорьевна Шахматова, с которой у меня связан один незабываемый случай. Таския Мухаметовна была в то время в Казани на учёбе, а Леониду Петровичу пришло приглашение на съезд. Мы стали уговаривать его поехать. Главный врач тоже пошёл навстречу. Договорились, что в это время к нам будет приезжать врач-хирург из менделеевской больницы. В первый день она приехала, а на следующий — время 10, 11 — Балобановой нет. Потом она звонит мне и говорит: «Меня поколотил муж. Сказал: «Тебе чего, Менделеевска не хватает? Ни в какую Елабугу не поедешь!». И я теперь сижу под замком».

День прошёл спокойно, а вечером привозят из Юрашей деда с «острым животом». Он татарин, а я по-татарски не понимаю и что случилось, выяснить не могу. Но положение серьёзное и надо что-то делать. Тут Валентина Григорьевна говорит: «Ну что, Анна Никандровна, не прооперируем что-ли его? Прооперируем мы его сейчас!»

Она быстро приготовила полтора литра новокаина для местной анестезии и мы начали оперировать. Пошли апендикулярным разрезом, а червеобразный отросток-то, оказывается, не изменён. В это время к рамке подошла тонкая кишка, на которой оказался разрыв. Ушили мы его, потом проверили, нет ли других травм. На следующее утро удалось выяснить, что же случилось с дедом, который, кстати сказать, был участником войны, перенёс ампутацию одной ноги. Оказалось, они пилили с внуком дрова и бабай поднял бревно. Причём так неудачно, что тяжесть пришлась не на руки. а на живот, отчего и получился разрыв. Трое суток мы день и ночь возле этого деда дежурили и, слава Богу, обошлось без осложнений.

Кесарево сечение в то время тоже делали под местной анестезией. Бывало проводишь операцию и одновременно с женщиной общаешься: «Сейчас, миленькая, подожди ещё немного и извлечём твоего ребёночка».

Анна Никандровна Фирсова — Заслуженный врач Татарской республики, награждена орденом Дружбы народов. А ещё после учреждения звания Почётного горожанина Елабуги она первой получила его в 1993 году. Её авторитет в городе в области гинекологии и родовспоможения был непререкаемым.

Н.Я.Рохлина
Н.Я.Рохлина Фото Л.Пахомовой

Н.Я.Рохлина

Об этом рассказала Н.Я. Рохлина, проработавшая педиатром родильного отделения в течении 22 лет. Её вызывали на все трудные роды и кесаревы сечения. Один из таких случаев запомнился ей особенно хорошо. «Приглашает меня как-то Анна Никандровна: «Нужна ваша помощь». Я прихожу в отделение, где никак не может разродиться женщина. Анна Никандровна мне говорит: «Гладь ей живот по часовой стрелке: малый круг, средний и большой». Я стала поглаживать живот, чтобы немного уменьшить боли. И, представляете, женщина у нас родила прекрасного большого ребёнка! Мы до сих пор с ней встречаемся как родные, и она не раз мне говорила: «Никогда не забуду ваши тёплые руки». Сейчас в роддоме есть разная аппаратура для выхаживания новорожденных. А раньше, бывало, нам приходилось «оживлять» младенцев самыми простыми способами. Анна Никандровна дула на новорожденного через маску, а я поочерёдно погружала его то в холодную, то в горячую ванночки, пока младенец не начинал кричать. В те годы детская смертность новорожденных у нас была самая низкая по республике».

Начиная заседание клуба, директор музея Н.А.Крапоткина рассказала, что ей вместе с научными сотрудниками постоянно приходится заниматься поиском различных сведений о развитии медицины. Совсем недавно они познакомились с занимательной историей облачения врачей, начиная с Древнего Рима. Известно, например, что во время эпидемий римские врачи для посещения больных одевались в длинные платья особого покроя. Лица их были закрыты, а на нос одет длинныё «клюв», наполненный благовонными веществами. В руках, защищённых перчатками, они держали длинную палку, которой указывали, чем больной должен пользоваться и что принимать. Таким образом они пытались оградить себя от заразы. Вид одетых подобным образом врачей был настолько страшен, что дети, увидев их, обращались в бегство.

В средневековой Европе дипломированные врачи носили дорогие длинные мантии, украшенные драгоценными камнями. Знаменитый целитель и алхимик Парацельс писал, что врачу подобает, кроме соответствующей одежды, носить на руках кольца с драгоценными камнями. Французский историк медицины Менье дал такое описание врача XVIII века:

      Мягкости полон, пускай приближается врач, и одетый
      Безукоризненно, палец украсив сверкающим перстнем,
      Чтобы ценили его, пусть коня заведёт дорогого.

Затем на смену мантиям и драгоценностям пришли обычные сюртуки, но для того, чтобы как-то выделяться, врачи стали ходить в одном и том же грязном сюртуке, забрызганном кровью. Это отнюдь не являлось свидетельством их бедности, а. наоборот, было предметом гордости и служило доказательством большого опыта и востребованности владельца сюртука.

М.Н.Мелихова знакомит присутствующих с архивными документами
М.Н.Мелихова знакомит присутствующих с архивными документами Фото Л.Пахомовой

М.Мелихова знакомит
с архивными документами

Во второй половине XIX века в повседневную практику врачей вошёл гигиеничный и удобный докторский халат. Слово это было заимствовано из арабского языка и в буквальном переводе означает «почётное платье». Впервые в мире для врачей и среднего медицинского персонала белый докторский халат предложил использовать русский врач-педиатр Карл Андреевич Раухфус.

Следующий экскурс в историю Н.А. Крапоткина посвятила развитию больниц в нашем городе. Первый лазарет, в котором вёл приём как военных, так и гражданских больных елабужский штабс-лекарь, был устроен в 1799 году в избе крестьянина Семёна Фирстова. В 1812 году в Елабуге был временно расквартирован полк, при котором размещался военный лазарет. На базе его и была основана первая больница.

Однако только полвека спустя местные жители смогли воспользоваться стационарным лечением в действительно подходящих для этого условиях. В 1863 году на средства городского главы Н.И. Ушкова была выстроена новая больница. Она представляла собой каменное крытое железом здание с каминами, системой вентиляции и тёплыми ратирадными местами. Восемь больших, светлых, с высокими потолками палат, рассчитанных на 20 коек, соответствовали всем нормам гигиены. Кроме главного здания Н.И. Ушков выстроил ещё каменный, крытый железом флигель для врача. Во дворе больницы располагались баня, амбары, каретники, погреба и сараи. Стационарное лечение стоило от 30 копеек до 1 рубля в сутки, но для крестьян Елабужского уезда оно было бесплатным.

Прошло ещё 15 лет и на заседании земского собрания, которое проходило 29 сентября 1878 года, городской управе было поручено приступить к постройке в Елабуге новой больницы. Для этих целей городской думой был безвозмездно предоставлен довольно большой участок на углу Малмыжской и Троицкой улиц. Подряд на строительство за 27 800 рублей взял купец 2-ой гильдии А.В.Баранов.

Архивные материалы 1921 года
Архивные материалы 1921 года

Архивные материалы 1921 года

По-сути был возведён целый больничный комплекс. В 1880 году была завершена постройка помещения для аптеки, здание для больных арестантов и нижних воинских чинов, кухня, кладовая с двумя ледниками и баня. Вся территория была обнесена забором с воротами. В следующем году были достроены корпуса для размещения гражданских больных, усыпальница, здания для надворных и иных служб. Больница была принята городской управой при участии губернского земского архитектора в конце 1881 года. Медицинский персонал состоял из заведующего, врача, трёх фельдшеров (из них — одного акушера), смотрителей, четырёх палатных служителей, одной сиделки, кухарки и дворника.

По сообщению местных врачей, прозвучавшему в 1909 году на Вятском съезде врачей и представителей земств, известно, что больница в Елабуге «помещается в конце города на малопроезжей улице среди густого лиственного и хвойного сада. Система барачная из 6-ти корпусов: 1-й терапевтический, 2-й хирургический, 3-й арестантский (обслуживающий местную тюрьму), 4-й глазной, 5-й эпидемический, 6-й небольшой из 2-х палат: одна для временного пребывания душевнобольных, другая — для сифилитиков-мужчин. Женщины, больные сифилисом, помещались в 1-м корпусе».

Самостоятельного родильного отделения при больнице не было. Для этих целей в хирургическом корпусе была отведена одна палата, перегороженная ширмой. По одну её сторону проходили роды, по другую — лежали женщины после родов. Поскольку имелось только четыре кровати, то многим роженицам приходилось отказывать.

Больница освещалась электричеством, была хорошо обставлена. В ней имелись два больших стерилизатора, 5 аккумуляторов для лечения теплосветом, рентгеновский аппарат. Был оборудован бактериологический кабинет.

В 1909 году в Елабужском уезде работало 8 врачей, 22 фельдшера (из них 15 — школьных), 10 акушерок и повивальных бабок, 7 сестёр милосердия, 6 смотрителей и 6 оспопрививателей.

Архивные материалы 1921 года
Архивные материалы 1921 года

Архивные материалы 1921 года

О том, насколько разительно продвинулась местная медицина за минувшее столетие, можно было судить по видеофильму, показанному на заседании клуба «Добрые сердца», смотреть который присутствующим было тем более интересно, что они видели на экране много знакомых лиц. Учреждения здравоохранения города, в которых трудятся около 200 врачей и более тысячи средних медицинских работников, представляют ныне многопрофильный комплекс, оснащённый самым современным диагностическим и лечебным оборудованием, стоимость которого исчисляется десятками миллионов рублей.

Сотрудникам музеев более, чем кому-либо известно, насколько сложно бывает по крупицам отыскивать в архивах различные исторические сведения. Поэтому настоящим подарком для Музея уездной медицины им. В.М. Бехтерева стали документы, переданные из Елабужской центральной районной больницы, которые не так давно были случайно найдены в Министерстве здравоохранения РТ. Их вручила Н.А. Крапоткиной заместитель главного врача ЕЦРБ М.Н.Мелихова. Но вначале Марина Николаевна кратко ознакомила собравшихся с содержанием двух уникальных папок, которые датируются 1921 годом. В одной из них находятся анкеты врачей и медицинских сотрудников, благодаря чему стали известны, в частности, имена и отчества целого ряда врачей, от которых до наших дошли только фамилии.

Во второй папке содержаться в основном доклады о деятельности Елабужского кантздравотдела, включающие множество различных сведений. Вот только некоторые из них. За сентябрь амбулаторно по первому разу приняты 15 051 больной, повторно — 4 062. Стационарное лечение прошли 853 пациента. В январе на общую порцию больного полагалось: мяса 24 золотника (золотник — 4, 266 г), сала — 4,5 золотника, соли — 3, сахарного песка — 6, крупы на кашу — 24, крупы для супа — 6, подболточной муки — 1, ржаного хлеба — 1 фунт (около 0,410 кг), молока — 1 фунт, кофе из расчёта 7,5 золотников в месяц. Среди заболеваний распространёнными были рожа, крупозное и катаральное воспаление лёгких, трахома, ангина, чесотка, инфлюэнца (грипп), ларингит и сыпной тиф.

Врач-стоматолог А.С.Сошин передаёт Н.А.Крапоткиной редкую фотографию медицинских работников
Врач-стоматолог А.С.Сошин передаёт Н.А.Крапоткиной редкую фотографию медицинских работников Фото Л.Пахомовой

А.Сошин передаёт редкую фотографию

По словам М.Н. Мелиховой, количество принятых больных и нормы их питания вполне сопоставимы с нашим временем. Что же касается структуры заболеваний, то она коренным образом изменилась.

Прозвучали на заседании клуба и другие не менее интересные сообщения. Например, о книге бывшего немецкого военнопленного Отто Рюле «Исцеление в Елабуге», где он пишет о самоотверженной работе елабужских врачей, спасавших жизнь его и его товарищей.

Завершилась встреча радушным чаепитием, во время которого на экране демонстрировались фотографии, рассказывающие о разносторонней деятельности музея. В их числе было немало снимков, запечатлевших предыдущие заседания клуба «Добрые сердца».

 

в начало


Наверх страницы На главную Написать письмоПосетителям сайта: информация и помощь Вниз страницы