Елабужский государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник Елабужский государственный музей-заповедник
Елабужский государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник Елабужский государственный музей-заповедник

ВЫСТАВОЧНЫЙ ЗАЛ

18 июня 2019

Народы России глазами Емельяна Корнеева

Людмила Пахомова

Какие народы населяли Российскую империю более 200 лет тому назад? Об этом можно узнать и даже увидеть их представителей из тех далёких лет на проходящей в Выставочном зале Елабужского государственного музея-заповедника выставке «Народы России». На ней экспонируются копии 96 иллюстраций из хранящегося в фондах Государственного музея А. С. Пушкина уникального двухтомного издания «Народы России, или Описание обычаев, нравов и костюмов разных народов империи», вышедшего в 1812–1813 годах в Париже на французском языке.

Народы России глазами Емельяна Корнеева
Народы России глазами Емельяна Корнеева
Народы России глазами Емельяна Корнеева
Народы России глазами Емельяна Корнеева
Народы России глазами Емельяна Корнеева
Народы России глазами Емельяна Корнеева
Народы России глазами Емельяна Корнеева
Народы России глазами Емельяна Корнеева
Народы России глазами Емельяна Корнеева
Народы России глазами Емельяна Корнеева
Народы России глазами Емельяна Корнеева
Народы России глазами Емельяна Корнеева
Народы России глазами Емельяна Корнеева
Народы России глазами Емельяна Корнеева

А за десять лет до этого в 1802 году, взошедший на престол император Александр I отправил генерала Георга Спренгпортена с экспедицией в Сибирь, на Кавказ и в Поволжье с целью изучить проживающие на этих территориях народы, их нужды и обычаи. В состав экспедиции был включён Емельян Михайлович Корнеев, получивший образование в Петербургской Академии художеств. Заметим попутно, что впоследствии он получил звание академика, стал профессором исторической живописи, а прославился как русский художник-путешественник, гравёр и рисовальщик.

В экспедиции Е.М. Корнеев зарисовывал костюмы, особенности внешнего вида представителей различных национальностей и бытовые сцены. Получив особые полномочия, участники экспедиции имели возможность наблюдать различные, в том числе и сакральные обряды.

Художник выполнил большое количество рисунков, которые могли бы остаться в безвестности, если бы на них не обратил внимание баварский посланник при русском дворе граф Карл фон Рехберг унд Ретенлевен, собиратель акварелей и рисунков на русские темы. Он предложил Е.М. Корнееву издать альбом гравюр по его рисункам, чем несказанно обрадовал художника, который уехал с Рехбергом в Мюнхен и там на протяжении нескольких лет с большой тщательностью готовил рисунки по своим путевым эскизам и наблюдал за созданием гравировальных досок. Они выполнялись в техниках акватинты, офорта и меццо-тинто. А после печати каждая гравюра вручную раскрашивалась акварелью. Кстати, подписаны они были на двух языках — русском и французском.

Для этого издания была отобрана только часть того, что было запечатлено художником в экспедиции, а русский цикл ему вообще пришлось создавать дополнительно. Пояснительные тексты написал сам Карл Рехберг как по собственным наблюдениям, так и по свидетельствам других иностранных путешественников. Кроме того, тесты были отредактированы и дополнены историком Жоржем-Бернаром Деппингом. Поскольку издание носило этнографический характер, то наибольшее внимание в нём было уделено нижним сословиям, которых ещё не коснулись европейское образование и культура и они сохранили свои исконные обычаи и образ жизни.

Из 96 иллюстраций, представленных на выставке, самое большое количество — пятнадцать — было посвящено русским. Основная их часть представляет собой жанровые сцены бытового, религиозного и игрового характера. Так, художник изобразил моменты крещения, венчания, соборования и погребения; игры в свайку, в бабки, в городки, в пристенки; катание на ледяной горке и даже шокирующее в наше время мытьё в общественной русской бане, куда раньше, оказывается, ходили вместе мужчины, женщины и дети.

А вот как, в частности, описываются в книге Рехберга русские нравы: «В России редко можно встретить дома, тесно прижавшиеся друг к другу, как в наших городах. Каждый дом стоит отдельно, что позволяет воздуху свободно циркулировать. Холод русским не страшен — они имеют привычку к нему. Пища на их столе простая, но обильная: русские едят много мяса и каш, и, возможно, эти два ингредиента ещё более способствуют их крепкому здоровью. Русский крестьянин мало болеет, даже в больших городах России не много врачей. Русские привычны не только к холоду — с такой же лёгкостью они переносят и жару. Русские крестьяне имеют обыкновение спать на печи, а известно, что печи топятся очень жарко. В бане также выдерживают они исключительно высокие температуры, причём из жара выскакивают на сильнейший мороз без всякого для себя вреда.

Русские ловки от природы; они достигают своей цели, используя совсем немного средств. В работе, к примеру, им достаточно лишь нескольких инструментов, чтобы исполнить поразительные вещи. В деревнях редко встретишь ремесленника. Каждый крестьянин сам себе плотник, столяр, шорник, каменщик, портной, сапожник и верёвочник. В обстоятельствах, когда другие оказались бы в затруднении, русские справляются сами без советов и посторонней помощи.

Живость, подвижность, весёлость, упорство в любом предпринимаемом деле, безразличие к препятствиям и опасностям, а также некая врождённая учтивость составляют национальный русский характер. Гостеприимный, общительный, добрый по природе, русский, однако, впадает в ярость под воздействием страстей. Порядочность и умеренность в целом присущи этому народу, вплоть до низших классов».

В альбоме «Народы России» представлена широкая панорама национальных типов, населявших в начале XIX века Российскую империю. Среди них — малороссияне, казаки, арнауты, финны, лопари, чуваши, черемисы, мордва, вотяки, остяки, эстляндцы, лифлядцы, татары, башкиры, киргизы, якуты, черкесы, чеченцы, грузины, калмыки, тунгусы, самоеды, коряки, чукчи, камчадалы, алеуты и другие. В предисловии к изданию граф Рехберг писал: «Сколь много различных наций, религий, языков, нравов собрало под своим кровом огромное государство Российское! Сколь различны их внешний вид, образ жизни, одежда, речь, взгляды! Сколь велики различия, например, между литовцами и калмыками, русскими и самоедами, финнами и кавказцами, алейтами и казаками! … И все эти народы, все эти племена, все эти орды, отделённые одни от других расстоянием в сотни вёрст и ещё в большей степени своими нравами, обычаями, повинуются одному правительству, почитают общего Государя».

Будучи профессиональным художником, Е.М. Корнеев не только умело создавал портретные образы, но и стремился наделить их психологическими чертами, характерными для той или иной народности. Изображая костюмы, ландшафты или внутреннее убранство жилищ, он достоверно передавал все детали, а его жанровые сцены подчёркивают этнические особенности определённых групп населения. На них можно увидеть конное состязание казанских татар, беркутиную охоту киргизов, переход через реку калмыцких стад, выезжающих из зимнего лагеря тунгусов, собравшихся на ночной торг самоедов, «собачью почту» камчадалов.

Интересный анализ этого цикла работ можно найти в книге современной исследовательницы Елены Вышенковой «Визуальное народоведение империи, или “Увидеть русского дано не каждому”», где она, в частности, пишет: «И если для иностранного читателя гравюры Корнеева были прежде всего иконографической формой упаковки этнографического знания, то соотечественникам художник предложил основания для самоидентификации. В особенности это касается русских».

Вывод Елены Вышленковой — несомненное свидетельство того, что созданные более двухсот лет назад работы Е.М. Корнеева не только не утратили своей значимости, но представляют интерес для современных этнографов, историков и просто зрителей.

Наверх страницы Вниз страницы