Министерство культуры Республики Татарстан

Контакты •  Карта сайта •  Гостевая книга •  Поиск по сайту •  Ссылки

Офис Елабужского государственного музея-заповедника

ГлавнаяАрхив новостейФевраль 2010

Архив новостей • Февраль 2010

18.02.2010

«Пишу во имя тех, что живы…»

Людмила Пахомова журналист

Этот спектакль начинается стихами:

Многомильонно населенье
Немого лагерного дня.
Пишу о мёртвом поколенье,
О людях, смолкших навсегда.
          
Пишу во имя тех, что живы,
Чтоб не стоять им в свой черёд
Толпой угрюмо–молчаливой
У тёмных лагерных ворот.

А ещё в спектакле часто звучит музыка, разделяющая отдельные эпизоды и усиливающая контраст между тем, что было на свободе («Я другой такой страны не знаю, где так вольно дышит человек»), и тем, что творилось в лагерях и тюрьмах.

На сцене Елена Токмакова–Горбушина
На сцене Елена Токмакова–Горбушина

На сцене Елена Токмакова–Горбушина

Ещё свежо было в памяти елабужан открытие мемориала жертвам политических репрессий. А 17 февраля спектакль «Дороги, которые мы не выбирали» позволил им воочию представить тех, кто десятилетиями носил на себе клеймо «враг народа». Эта постановка оказалась необычной во многих отношениях. Весь реквизит состоял из нескольких деревянных ящиков, служивших сиденьем и нарами, олицетворявших убогие, мрачные стены и решетчатые окна тюрьмы; да рассыпанных по сцене и около неё красных листов бумаги. Они символизировали кровь невинно убиенных жертв, их письма и полученные много лет спустя оправдательные документы, в которых говорилось, что «дело прекращено за отсутствием состава преступления».

18 включённых в спектакль персонажей играли две московских актрисы — Ольга Непахарева и Елена Токмакова–Горбушина. Они представали перед зрителями то узницами ГУЛАГа, то в образах их мучителей и надсмотрщиков, однако эта театральная условность не мешала зрителям воспринимать трагическую суть происходящего. И дело здесь было не только в убедительной, глубоко прочувствованной актёрской игре, но и в реальной достоверности всего происходившего. Ведь основу спектакля составили воспоминания, рассказы и стихи жертв политических репрессий, всё то, что они когда–то пережили, перечувствовали и донесли до нас порой в очень лаконичных, но пронзительных словах:

Я всего лишь тюремный поэт.
Я пишу о неволе,
О черте, разделяющей свет
На неравные доли.
        
Ограничена тема моя
Обстановкой и местом.
Только тюрьмы, этап, лагеря
Мне сегодня известны.
        
И в двойном оцепленьи штыков
И тюремных затворов
Вижу только сословье рабов
И сословье надзора.
        
Вышка, вахта, параша, конвой,
Номера на бушлатах,
Пайка хлеба, бачок с баландой,
Бирка с смертною датой…
На сцене Ольга Непахарева
На сцене Ольга Непахарева

На сцене Ольга Непахарева

Когда Ольга Непахарева (сценарист–постановщик) и Елена Токмакова–Горбушина задумывали этот спектакль, им говорили, что тема ГУЛАГа уже не в моде и не вызывет интереса у зрителей. Однако актрисы, успевшие к тому времени прочесть немало свидетельств бывших узниц и проникнуться состраданием к их судьбам, решили не отступать: «Сделаем, а там как получится, может в какой–нибудь школе покажем, ещё где–нибудь». А в результате 16 ноября 2004 года премьера прошла в Центральном доме работников искусств. Дальше — больше. Спектакль «Дороги, которые мы не выбирали» был не раз показан в Центре имени А.Д. Сахарова, в Доме общественных организаций, в различных музеях, библиотеках, школах, в исправительных учреждениях, на Бородинском поле, на международном молодёжном фестивале «Братья», на конференции работников музеев Заполярья в Норильске, на фестивале «Пилорама» в бывшем лагере «Пермь–36» и даже на международной конференции по ГУЛАГу, которая ежегодно проводится в Гарвардском университете США. И везде спектакль находил живой отклик в зрительских сердцах.

Особенно трогательным оказывался финал, когда на сцену выходила дочь одной из героинь постановки — Ольги Адамовой–Слиозберг. В самом начале спектакля зрители узнают, как счастливая Ольга шла субботним утром по Москве и несла своей дочери куклу. А дома уже не было мужа, а потом не стало и её. И только через 20 лет она смогла вернуться в свою московскую квартиру…

Очень многие из бывших узниц ГУЛАГа давно уже отошли в мир иной. А вот 97–летняя Юлия Панышева ещё живёт и здравствует, кстати, как и её 102–летний муж — участник Тегеранской конференции, прошедший тюрьмы, лагеря и пытки. Именно четверостишие Юлии Панышевой молитвой звучит в конце спектакля:

Мы пронесли свой крест за всех,
Прошли крутым путём.
О Господи, спаси же тех,
Что станут жить потом.
После спектакля. На сцене вместе с репрессированными елабужанами
После спектакля. На сцене вместе с репрессированными елабужанами

После спектакля

Зрительской овацией завершилась эта театральная постановка в Елабуге. Особую признательность актрисам выразили руководители и члены местного отделения общественной организации жертв политических репрессий. Потрясающим назвали этот спектакль те, кто сам пострадал в годы тоталитарного режима. Среди них — елабужсая поэтесса Наталья Александровна Вердеревская, которая подарила московским актрисам свой сборник стихов и статей «Мы дети тридцать седьмого».

 


в начало


Наверх страницы На главную Написать письмоПосетителям сайта: информация и помощь Вниз страницы