Министерство культуры Республики Татарстан

Контакты •  Карта сайта •  Гостевая книга •  Поиск по сайту •  Ссылки

Офис Елабужского государственного музея-заповедника
И.Сиразиев. Зилантова гора. Фрагмент

ГлавнаяАрт проектыТаинство воплощения

Арт проекты

Год культуры в Российской Федерации
Год культуры в Республике Татарстан
25 лет Елабужскому государственному музею-заповеднику

17.08.2014

Таинство воплощения

Людмила Пахомова журналист ЕГМЗ

У каждого человека есть свои предпочтения, и порой они бывают диаметрально противоположными. Но когда речь заходит о легендах и преданиях, то их таинственная мистическая глубина, поэтичность и мудрость никого не оставляют безучастными. Тем более художников, чья фантазия позволяет воплотить древние сказания в яркие неповторимые образы и сюжеты.


Симпозиум завершился
Симпозиум завершился Фото Л.Пахомовой

Симпозиум завершился

Более 90 работ было создано живописцами и графиками разных стран, приехавшими в 2014 году на IX Международный арт-симпозиум «Елабуга. Город птиц» на тему «Елабуга. Взгляд в глубь веков». Двойное название, а, кроме того, предоставленная художникам возможность брать за основу не только елабужские легенды и предания, а мифы и сюжеты, отражающие национальные особенности их народов, значительно расширили и обогатили тематический диапазон симпозиума.

Древняя история нашего края явилась благодатной почвой для рождения всевозможных былей и небылиц, отражающих разные эпохи и события. Некоторые из них почти забыты, другие, наоборот, широко известны и стали неотъемлемой частью местного краеведения и культуры. В их числе — легенды о змее-оракуле и царице Сююмбике, а также камне-быке, давшем название городу. Именно они чаще всего встречаются в работах художников, совершенно по-разному отобразивших главных персонажей и их окружение.


Змей–оракул и царица Сююмбике

Все художники имели возможность заранее ознакомиться с текстами легенд. На Алексея Веселкина (г. Суздаль) они произвели столь сильное впечатление, что он еще до начала симпозиума создал серию горячих эмалей, три из которых привез в дар Елабужскому государственному музею-заповеднику. Это триптих под названием «Елабуга». Его центральная часть — самое лаконичное из всех произведений, представленных суздальским эмалистом и графиком. Здесь в виде квадратного лабиринта изображены две змеи, которые держат на хвостах башню Чертова городища. В композициях левой и правой частей триптиха включен бык, поднимающий на рога плывущие мимо ладьи, которые не идут на дно, а превращаются в птиц.

Алексей Веселкин
Алексей Веселкин Фото Л.Пахомовой

Алексей Веселкин

Над этими же сюжетами, только значительно развивая и углубляя их, Алексей Веселкин работал и в дни симпозиума, создав два панно, на основании которых могут быть выполнены монументальные работы в мозаике или технике витража. Многофигурные композиции включают группу всадников — послов Сююмбике, принесение даров змею-оракулу, елабужские храмы. В этих произведениях уже не только ладьи, но и гибнущие люди превращаются в птиц — быстрокрылых ласточек.

На елабужский симпозиум художника привело давнее увлечение сказками, мифами и символами народов мира. Последние входят в его работы в виде лабиринта или быка с непомерно удлиненными рогами, который в представлении древнего человека олицетворяет темную, неодолимую силу. Но все же наиболее примечательный и загадочный образ, созданный суздальским автором, это — змей. В панно его тело в виде пестрой узорчатой ленты пронизывает всю композицию, одновременно деля ее на части и являясь своеобразным каркасом. Оно проходит через воздух, землю и воду, через животных и людей, подчеркивая главную мысль художника, что внутри каждого из нас сидит древний змей. Что вполне согласуется с библейской историей о змее-искусителе, совратившем прародителей Адама и Еву.

Художники по-разному увидели и воплотили на своих полотнах этого персонажа елабужской легенды. У Элиты Дадакаевой (г. Грозный) это — драконоподобное существо, вылетающее в дыму и пламени из капища, идольский характер которого подчеркнут черепами животных, висящих на деревянной изгороди. Изгиб тела, оскал вытянутой пасти и лапы с длинными крючковатыми когтями придают змею-оракулу жутковатый вид.

Э.Дадакаева. Прощание с оракулом
Э.Дадакаева. Прощание с оракулом

Э.Дадакаева. Прощание с оракулом

На картине Ирины Антоновой (г. Казань) он в образе огромного, свернувшегося почти в кольцо дракона с короной на голове лежит на земле. Перед ним — всадники и пешие, пришедшие к прорицателю с дарами. Умилостивленный подношениями, он спокойно взирает на них, и в фигурах людей, заключенных телом чудовища словно в ловушку, не чувствуется ни напряжения, ни страха.

Совершенно иной змей у Рията Мухаметдинова (г. Набережные Челны). Он — явный побратим добродушного Зиланта, увековеченного на гербе Казани. С этим же городом связаны расположенная слева от оракула и наклоненная в знак скорого падения царства башня Сююмбике, а также изображенный справа храм Василия Блаженного, воздвигнутый в Москве в честь покорения Казани.

В следующих работах нашли воплощение главные герои легенды — змей-оракул и казанская царица Сююмбике. В декоративно-сказочных образах предстают они в диптихе Сагиды Сиразиевой (г. Набережные Челны). Это одно из немногих произведений симпозиума, в котором ощущается истинно женская рука, что проявляется в мягких тональных переходах зеленого и синего цветов, красочной отделке наряда Сююмбике и окружающей ее овальной ауры, в реке, покрытой узорами волн...

С.Гилязетдинов. Сююмбике
С.Гилязетдинов. Сююмбике

С.Гилязетдинов. Сююмбике

Графический портрет казанской царицы запечатлен в работе Салавата Гилязетдинова (г. Уфа) «Песнь о Зиланте». Повелительница в тяжких раздумьях: «Где искать помощи от грозящего нашествия? Что ожидает ее государство?» И тут ее озаряет мысль — узнать будущее у камского оракула. Эту мысль в виде образа змея художник изобразил на челе Сююмбике. В верхней части картины — скачущие во весь опор кони, что по замыслу автора обозначает близкий конец Казанского ханства.

Во второй картине — «Сююмбике» — С. Гилязетдинов подчеркивает родословие своей героини, являющейся дочерью ногайского хана. Он уверен, что, поселившись в царских палатах, она тосковала по приволью родных степей. В этой работе Зилант представлен в виде темной реки, символизирующей наступление тревожного времени.

Аналогичный трагический смысл вкладывает Мадияр Хазиев (г. Набережные Челны) в горящий красными сполохами закат, на фоне которого реет вещий дракон, покидающий камские берега, а рядом — склонившаяся в печали Сююмбике.


Гроза речных судов

Глядя на мирную, оправленную в ожерелье рек, озер, лесов и лугов Елабугу, трудно представить, что ее певучее имя могло произойти от тюркских слов, означающих злого быка. Но как бы то ни было, легенда о камне-быке, который был грозой речных судов, прижилась, а с недавних пор обрела зримые черты в работах профессиональных художников. Десять авторов симпозиума посвятили ей свои полотна, в которых предстает целая галерея столь непохожих друг на друга, а иногда просто диковинных образов. Как, например, у Ирины Антоновой, чей персонаж вместо обычной задней части быка завершается массивным рыбьим хвостом.

И.Антонова. Стражник
И.Антонова. Стражник

И.Антонова. Стражник

Единственным живописцем, не вписавшимся в русло легенды (по-видимому, понимая, что Елабугу мог породить только добрый бык), стал Владимир Курочкин (г. Йошкар-Ола). Вся его работа просто лучится нежно-голубыми, сиреневыми и розовыми тонами. А сам главный герой столь добродушен и покладист, что на его спине безбоязненно сидят птицы, а между украшенных цветами рогов свил гнездо аист.

Братья Рият Мухаметдинов и Зиялетдин Мухаметдинов (г. Уфа) не просто взялись за один и тот же сюжет. Их картины схожи во многих деталях. И на той и на другой изображены: бык; река, с плывущими на ней судами; крепость-мечеть, стоящая на вершине холма. Разительно отличается лишь манера письма. Полотно уфимского художника словно утопает в солнечных лучах, которыми пронизано все, включая подводный мир, где притаился бык с огромными рогами. Красива, но обманчива мирная картина. Кажется, что вот-вот взмахнет он хвостом, поднимет рога, и забурлит все вокруг, неся гибель судам и людям. Иллюзию солнечных лучей автор создает, располагая в определенном порядке легкие живописные мазки. Они многоцветны, но при этом не выбиваются из общей желто-оранжевой и синей тональности, которую задают солнце и вода.

Работа Рията Мухаметдинова сочетает в себе динамичность и мягкую округлость форм, которая характерна для всего, что изображает художник в этой картине, будь то фигура спящего быка и волны реки, прибрежные холмы и плывущие ладьи. Дополнительный эффект и тому, и другому придает широкое применение автором рельефного контура. Обычно Р. Мухаметдинов предпочитает более сдержанную, нередко монохромную палитру, поэтому его работа «Ала-буга», выполненная в желто-зеленой и сине-голубой гамме, выглядят на редкость ярко и красочно.

В.Окунь. Буг Ай
В.Окунь. Буг Ай

В.Окунь. Буг Ай

Для Флюра Исмагилова (г. Кумертау) суть легенды заключается в неразрывной связи быка и самого города. Поэтому в картине «Рождение» хоть и просматриваются очертания животного, но одновременно это — скопление темных сгустков, из которых что-то формируется. Совершенно иначе смотрится второе его полотно «Ала буга». Здесь на голубом и бирюзовом фоне помещено массивное оранжево-кирпичное тело быка. А на нем, стоит только внимательно поглядеть, нарисованы целые улицы с домами и людьми.

Чрезвычайно выразительный образ быка создал в картине «Буг Ай» ижевский художник Виталий Окунь. Он уже много лет работает в стилистике петроглифов, сводя любые темы к реликтовым знакам неолита. Его бык — условно схематичен, он словно бы собран из черных фигурных контуров и составляет резкий контраст с основным фоном небесной голубизны, фрагментарно включающем белые, синие и бардовые цвета. Буг Ай статичен, но обломки судов свидетельствуют, что он подвержен приступам бешенства. Эту скрытую агрессию художник выражает вспышками желто-оранжевых и коричнево-малиновых пятен.


Башня над Камой

Сотни лет стоит на высоком берегу при слиянии двух рек седая башня, которая помнит времена расцвета Волжской Булгарии. Для кого-то она просто экзотичный древний памятник. А для художника Ильдара Гильманова (г. Уфа) — святое место, нить, связующая с далекими предками. Не случайно поэтому его многолетний интерес к истории булгар стал определяющим при выборе сюжетов на елабужском симпозиуме. По сути обе его работы «Мираж над Елабугой» и «Камни булгар» об одном и том же. И в той, и в другой автор изображает башню, олицетворяющую для него истоки татарской культуры и память о родоначальниках своего народа. Только в первой — она лишь частица на фоне того огромного временного пространства, что отделяет ее от призрачно-белой булгарской крепости, где ей была отведена роль главного сторожевого форпоста. А во второй картине фрагмент башни, сложенной из крупных известняковых камней, занимает три четверти живописного полотна. Здесь же на заднем плане справа художник поместил три уровня городской застройки. Ее цветовое решение, в котором преобладают зеленая, красная и белая гаммы, недвусмысленно свидетельствует о принадлежности Елабуги-Алабуги к татарской культуре. При этом И. Гильманов вовсе не опирается на триколор государственного флага Татарстана, поскольку считает, что данному цветовому сочетанию его народ отдал предпочтение много веков назад.

И.Гильманов. Мираж над Елабугой
И.Гильманов. Мираж над Елабугой

И.Гильманов. Мираж над Елабугой

О том же, канувшем в Лету времени, напоминает нам башня Флюра Исмагилова, который всю ее — от основания до верха — украсил фигурами конных и пеших воинов.

Таинственный характер и загадочная история остатков древнего городища ощущается в работе Ильнура Сиразиева (г. Казань). Его ночной пейзаж залит призрачным лунным светом, посеребрившим башню, речные берега, церкви и громады облаков.

В совершенно иное пространство, созданное в авторской манере под названием «эстетика спонтанного жеста», помещает булгарскую башню уфимский художник Василь Ханнанов. А вот салехардский график Андрей Вахрушев, побывав на городище, где сложилась традиция загадывать желание, прикасаясь к древним камням, даже увидел сон, связанный с этим обычаем. Он вылился в одну из его работ под названием «Ангел и башня», которую автор сопроводил поясняющей надписью. В ней говорится о том, как, встретив ангела, башня пожаловалась ему на то, что люди про нее забыли. Ничего не ответил ангел, только улыбнулся, взмахнул крыльями, задев старые камни, и улетел. Но с тех пор люди стали приходить к башне, а у тех, кто к ней прикасался, сбывались заветные желания.


Неудачное сватовство

Ни булгарская крепость-мечеть, ни существовавший на ее остатках православный монастырь не смогли повлиять на народное сознание, в котором прочно утвердилось за этим местом название Чертова городища. С ним связана елабужская легенда о черте, сватавшемся к поповской дочери.

С.Пташкина. Как черт сватался к поповской дочке
С.Пташкина. Как черт сватался к поповской дочке

С.Пташкина. Как черт сватался к поповской дочке

Трех художников привлек этот динамичный, эмоциональный сюжет. Светлана Пташкина (г. Ноябрьск) создала на его основе цветную линогравюру, в которой сумела запечатлеть развитие повествования. В правой части работы мы видим попа, гневно грозящего черту. А тот в предвкушении скорой победы уже тянет мохнатые лапы к его дочери. В центре гравюры силуэт церкви. На его фоне постройка, где кипит работа у чертей. Однако ей суждено не превратиться в храм, а остаться в виде башни. Этот кульминационный момент художница изобразила, поместив на башню девушку с победоносно поднятой рукой.

Круговая композиция Вахида Новрузова (г. Чанаккале, Турция) включает главных действующих лиц — неприступного попа; просительно-подобострастно изогнувшегося перед ним черта; заплетающую косы невесту и горланящего во всю мочь петуха. Закрытые глаза персонажей и сиренево-синий колорит картины придают ей особую мистическую глубину.

Казалось бы, все то же изображено и на холсте Натальи Моисеевой (г. Саратов). Однако, назвав свою работу «Любовь и Вера», она показывает, что главное в этой легенде не увлекательный сюжет и не возникшая за одну ночь башня, а любовь отца к своей дочери и его вера в то, что Бог не допустит загубить ее душу.

Н.Моисеева. Надежда Елабуги
Н.Моисеева. Надежда Елабуги

Н.Моисеева. Надежда Елабуги

Примечательно, что главной героиней своих вторых работ С. Пташкина и Н. Моисеева избрали блаженную Надежду, предсказавшую в 1850 году невиданно опустошительный пожар в Елабуге. Особенно ярким и выразительным получился этот образ у последней художницы, которая работает в экспрессивной, пастозной манере.


Рыбы, звери и птицы

«Елабуга — город птиц». Есть в этом заявлении некоторое преувеличение, поскольку птиц здесь, наверное, не больше и не меньше, чем в других городах. Правда, дятла, традиционно считающегося обитателем лесов, в городской черте можно встретить довольно часто. Видно, любит он Елабугу, считает своей: не зря красуется на ее гербе более двухсот лет. И, конечно, этот символ города художники не могли обойти в своих работах.

Тулай Дениз Гумус. Полет.
Тулай Дениз Гумус. Полет.

Тулай Дениз Гумус. Полет.

Дятел Владимира Курочкина ярким оперением не уступит, пожалуй, признанному красавцу павлину. Широко распахнув крылья, он, кажется, готов обнять всю Елабугу. Светлое живописное полотно Тулай Дениз (г. Стамбул) называется «Полет». Здесь изображена птица, парящая над городом и зорко взирающая на него с высоты. У Екатерины Никоновой (г. Ростов-на-Дону) дятел, копируя своего собрата на елабужском гербе, сидит на пне. При этом самая молодая художница заключила все изображение в своеобразную клетку в стиле имп-арт, представляющую собой объемную фигуру, наподобие геометрических парадоксов Морица Эшера, которую невозможно создать в реальности.

Но, пожалуй, самым большим приверженцем птиц на елабужском симпозиуме оказался земляк Екатерины — Георгий Лиховид (г. Волгодонск). Основу всех трех его работ из серии «Алабуга — город птиц» составили привезенные из дома графические листы, на которых в технике офорта были нанесены контуры основных изображений с почти прозрачными цветовыми пятнами. Далее в ход пошли краски, черная гелевая ручка, обрывки газет и буклетов, с помощью которых художник создал оригинальные графические произведения. Особым богатством содержания отличается его работа «Пес Салават – друг алабужских птиц и художников», которую автор, снабдив изрядной долей юмора, посвятил неизменному участнику и куратору елабужских арт-симпозиумов Салавату Гилязетдинову. Кроме устремленного вперед пса с птицей на спине здесь можно увидеть традиционные степные сюжеты уфимского графика, башню Чертова городища, кованый фонарь, древние артефакты в виде кольца, шумящей подвески и т.д. Стоит также отметить, что именно Георгий Лиховид стал обладателем гран-при конкурса, проведенного в рамках арт-симпозиума.

Г.Лиховид. Пес Салават — друг алабужских птиц и художников
Г.Лиховид. Пес Салават — друг алабужских птиц и художников

Г.Лиховид. Пес Салават – друг алабужских птиц и художников

Но если его птицы четки и графичны, то в полиптихе «Птичьих крыльев звук» Эдуарда Кулиша (г. Симферополь) все зыбко, туманно, построено на тонких тональных переходах. Отталкиваясь от образа птицы, он создает свое пространство, где царят стихии воздуха и свободного полета души.

У Азата Миннекаева (г. Санкт-Петербург) изображение двух воронов, клюющих на восходе солнца специально приготовленную жертвенную кашу, связано с древним обычаем татар отмечать таким образом день весеннего равноденствия.

В былые времена Кама, к которой Елабуга издавна была привязана пуповиной Тоймы, славилась обилием рыбы. Не случайно местным дворцовым крестьянам вменялось в обязанность поставлять к царскому столу живых стерлядей и сазанов, которых везли в столицу в специальных прорезных стругах. Рыб на картинах художников симпозиума можно увидеть немало, но чаще всего в соседстве с подводным быком. И только Игорь Тухватуллин (г. Елабуга) продемонстрировал во всей красе огромную рыбину, бьющуюся возле парусной лодки в рыбацкой сети.

И.Тухватуллин. Улов
И.Тухватуллин. Улов

И.Тухватуллин. Улов

На живописном полотне Галины Анютиной (г. Набережные Челны) рыбы плывут не в воде, а по воздуху в ковре самолете, где рядом с ними мирно уместились птицы и звери. Внизу — белые церкви Елабуги, башня на холме, синева рек и озер. Все красиво и сказочно.


Впечатления от Елабуги

У Екатерины Никоновой впечатления от города вылились в толерантное соседство православия и мусульманства, образно обозначенные звонящими колоколами и соборной мечетью.

В.Ясюк. В глубь веков
В.Ясюк. В глубь веков

В.Ясюк. В глубь веков

В картинах Василия Ясюка (г. Минск), отбросившего все временные закономерности, воины булгарской крепости встречаются с жившими на этом месте столетия спустя монахами Троицкого монастыря, а в «Посвящении Марине Цветаевой» советская Елабуга 1941 года, где оборвалась жизнь великого русского поэта, предстает дореволюционным купеческим городом, по улицам которого прогуливаются дамы и катятся запряженные лошадьми экипажи.

Ильнуру Сиразиеву близка Елабуга окраин, а, точнее, — Подмонастырка, где одна бабушка отправилась с гусями к Шишкинским прудам, а другая ведет козу пастись на Козью горку. Это непоседливое племя домашних животных, действительно, очень любит крутые прибрежные склоны. Нередко их небольшое стадо во главе с отважной рогатой предводительницей можно увидеть возле башни, по которой они легко взбираются чуть не до самого верха, умудряясь при этом бодаться друг с другом. Дань елабужским козам воздал в трех своих черно-белых линогравюрах челнинский художник Хамит Латыпов. И остается только удивляться, насколько различными оказались его работы, изображающие по сути одно и то же: коз да стилизованные деревца.

Александра Соловьева (г. Бугуруслан) привлекла Елабуга таинственная — с подземными ходами и пещерами. А на Марата Мингалеева (г. Набережные Челны) неизгладимое впечатление произвело сказание о ее чудесном избавлении от войск Емельяна Пугачева.

М.Мингалеев. Пугачев в Елабуге. Диптих, правая часть
М.Мингалеев. Пугачев в Елабуге. Диптих, правая часть

М.Мингалеев. Пугачев в Елабуге. Диптих, правая часть

В диптихе «Пугачев в Елабуге» в стилистике старинных гравюр он изобразил противостояние лже-Петра III и Екатерины II. Дерзкое провозглашение самозванца императором художник подчеркнул орденом на ленте и облачением в виде шубы из горностая. О пребывании его в Елабуге напоминает озеро в лугах, возле которого находился стан бунтовщиков. Именно здесь Пугачева постигла кара и милость Божия, когда он внезапно ослеп, а затем прозрел.

Обе части диптиха схожи по композиции. И та, и другая поделены в горизонтальном плане изогнутой саблей, острие которой олицетворяет гибельные дороги войны. Только Пугачева и его отряды клинок отделяет от озера, а портрет Екатерины II и правительственные войска — от изображения Казани, где мятежники потерпели решающее поражение.


Эхо Волжской Булгарии

Графические работы, созданные на симпозиуме салехардским художником Андреем Вахрушевым различны по своей тематике. Но, пожалуй, наиболее интересный цикл связан с изображением серебряных тарелок булгарской эпохи. Эти уникальные изделия хранятся в музеях Севера. Волжская Булгария вела широкую торговлю со многими странами и народами, в том числе — северными, откуда поставлялась ценная пушнина. Полученное взамен серебро было для его обладателей не просто дорогостоящим изделием. Белый металл, прошедший очищение огнем, почитался как нечто священное. Тем более, если на него были нанесены разнообразные изображения в виде животных и птиц, которые до сих пор имеют сакральный характер для народностей Севера, сохранивших языческие верования своих предков.

А.Вахрушев. Взгляд через века
А.Вахрушев. Взгляд через века

А.Вахрушев. Взгляд через века

Запечатлев в нескольких работах булгарских среброделов, в одной из них под названием «Взгляд через века» А. Вахрушев копирует с тысячелетней тарелки животное, довольно сильно напоминающее снежного барса на современном гербе Татарстана. Тем самым через образ, родившийся на этой земле много веков назад, художник показывает связь прошлого и настоящего.


Бытовые картины и философские сюжеты

В картине «На свадьбу» Ирфан Нафиев (г. Симферополь) решил запечатлеть крымских татар — музыкантов, спешащих на свадебное торжество, где им предстоит задавать атмосферу праздничного веселья. Мчится во весь опор запряженная в повозку лошадь и, возможно, ей предстоит преодолеть еще немалую часть пути, а музыкантам уже не сидится. Взяв в руки инструменты, они грянули такую задорную мелодию, что и самим стало весело. На фоне светлых красок знойной крымской равнины особенно ярко смотрятся национальные одежды — пестрые рубашки, жилеты и пояса.

И.Нафиев. На свадьбу
И.Нафиев. На свадьбу

И.Нафиев. На свадьбу

На первый взгляд живописное полотно Нафисы Гильмановой (г. Ташкент) «У реки» — жанровая картина, изображающая женщину, пришедшую за водой. Однако подчеркнутая пластика ее фигуры с утрированной округлостью форм, падающая за ее спиной диковинная птица и явственно выраженный зеленый колорит свидетельствуют о том, что художница вложила в этот сюжет более глубокий смысл. И, действительно, Н. Гильманова создала здесь образ не просто женщины, а родоначальницы человечества, символизирующей одновременно и смену поколений, и начало новых эпох. Что же касается старых, то их художница запечатлела в виде падающей птицы и почти исчезнувшего во мгле веков города. В этой нескончаемой мистерии жизни река олицетворяет неостановимое движение времени.

Меняются исторические эпохи, появляются и исчезают империи, государства, а порою целые народы. Но долгими столетиями могут стоять надгробные камни с высеченными на них рукою древнего мастера загадочными знаками. Один из таких таинственных камней, расположенный в предгорьях Хакассии, запечатлел в картине «Орел и ангелы» Азат Миннекаев, для которого история татар неотделима от традиций и обычаев других тюркских народов.

А.Миннекаев. Орел и ангелы
А.Миннекаев. Орел и ангелы

А.Миннекаев. Орел и ангелы

Красивую национальную легенду отобразила в двух своих полотнах Айногозель Нурыева (г. Мары, Туркменистан). В ней рассказывается о рождении гранатового дерева. Было у царя 40 дочерей. Когда на их государство случилось вражеское нашествие и все жители, кроме царевен, погибли, пришлось и им взяться за оружие. Однако силы были неравны и, чтобы сохранить свою честь, воительницы заживо замуровали себя в крепости. Через какое-то время на этом месте выросло гранатовое дерево, алые зерна которого словно царевны в крепости заключены в крепкую оболочку, а сам плод украшен венчиком в виде царской короны.

В обеих картинах художницы запечатлены россыпи гранатов, в которых угадываются очертания женских тел. Существенным дополнением к первой служит образ вздыбившегося коня, символизирующего духовную свободу, а ко второй — белого быка, олицетворяющего созидательную силу и честь.


Творческий почерк

На елабужский симпозиум собрались художники, которые прошли разные школы живописи и графики, обогатив их собственной индивидуальной манерой. Беря во внимание количество авторов, отметим особенности творческого почерка лишь некоторых из них.

А.Ныргылыджаева. Взгляд в глубину веков
А.Ныргылыджаева. Взгляд в глубину веков

А.Ныргылыджаева. Взгляд в глубину веков

Богатой живописной палитрой отличаются полотна Василия Ясюка. Например, в картине «В глубь веков» гора, на которой возвышается булгарская крепость, словно самоцветный камень, вобрала в себя оттенки белого, серого, розового, оранжевого, желтого, сиреневого и голубого цветов. Однако смотрится так, как и замыслил ее художник, — неприступной скалой с отвесными уступами.

Яркая гамма, присущая работам Алтынай Ныргылыджаевой (г. Мары, Туркменистан), сочетает как открытые цвета, так и множество полутонов, которые с нарядов женщин органично переходят на фон и другие изображения. Знакомя зрителей со своими соотечественницами, художница представляет их в пестрых национальных одеждах в виде пленительно-загадочных незнакомок с полуприкрытыми лицами. Композиция одной из ее работ включает елабужскую башню. Автор поместила ее внутри напоминающей око фигуры с небесным светилом вместо зрачка. Одновременно это изображение ассоциируется с бесконечными глубинами космоса.

В необычной цветовой манере создает свои картины Ильнур Сиразиев. К примеру, в работе «На Козью горку» он вначале равномерно окрасил холст в болотный цвет. Затем сделал рисунок, после чего нанес дополнительные красочные слои на те или иные фрагменты и детали. Естественно, имея такую первоначальную основу, подмалевок в целом выглядел несколько сумрачно. Но все буквально преобразилось и заиграло, когда художник завершил последний этап — выполнил по всему полю картины контрастные или же взятые в тон декоративные фигурные мазки и светлые оживки.

В.Литвин. Силушка
В.Литвин. Силушка

В.Литвин. Силушка

Довольно трудоемкий подготовительный, как, впрочем, и последующий процесс прошла картина «Силушка» Владимира Литвина (г. Джанкой, Республика Крым). Основой для нее служит фигурно вырезанный лист ДВП (крагиса). Обычно сделав рисунок на ватмане, художник покрывает его жидко разведенным раствором лака, чтобы изображение не поплыло, когда будет смачиваться бумага при тиснении. Его художник проводит, укладывая мокрый ватман на специальную основу и постукивая по нему резиновым молоточком. В результате поверхность бумаги приобретает рельеф, который в дальнейшем придает картине своеобразный эффект мозаики.

Приклеив бумагу на ДВП, В. Литвин вначале окрашивает рисунок акварелью. Затем наносит матовый лак и уже по нему начинает работать маслом, но не по всей поверхности, а выборочно. В результате его русский богатырь, сидящий на коне, выглядит очень объемно. Кажется даже, что он выступает из рамок картины.

Излюбленными материалами для дагестанской художницы Патимат Гусейновой (г. Махачкала) являются смешанная с ПВА шпаклевка по дереву, акрил и фасадные краски. А любимой темой — изображения, созданные на основе археологических находок. Например, биштенских пряжек-оберегов или удивительно тонкой великентской керамики, на которой сохранились отпечатки пальцев мастеров, изготовивших ее 5,5 тысяч лет тому назад. Эти мотивы она запечатлела в работах «Шепот предков» и «Великентская история». А третья ее картина «Жернова времени» примечательна круговым рельефом, сделанным по шпаклевке специальным инструментом.

П.Гусейнова. Шепот предков. Жернова времени. Великентская история
П.Гусейнова. Шепот предков. Жернова времени. Великентская история

П.Гусейнова. Шепот предков. Жернова времени. Великентская история

Одна из работ Салавата Гилязетдинова выполнена в технике конгрева на бумаге ручного литья. Ее светлый фон подобен древнему камню, на котором словно высечены полученные методом оттиска изображения. Уфимский художник довольно часто использует эту технику при создании своих работ, поскольку она как никакая другая соответствует его приверженности к архаичным сюжетам.

Без сомнения, каждый живописец и график ощущает себя демиургом новых миров, которые рождаются на белом холсте, картоне или бумаге. В этом таинстве воплощения заключается одна из наиболее притягательнейших черт профессии художника. Но для того, чтобы таинство осуществилось, нужно вдохновение. А его, без сомнения, дарят интересные, ежегодно меняющиеся темы елабужских арт-симпозиумов. Все работы, выполненные в дни последнего из них, стали достоянием Елабужского государственного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника, значительно пополнив и обогатив собрание произведений современной живописи.


в начало


Наверх страницы На главную Написать письмоПосетителям сайта: информация и помощь Вниз страницы