Министерство культуры Республики Татарстан

Контакты •  Карта сайта •  Гостевая книга •  Поиск по сайту •  Ссылки

Офис Елабужского государственного музея-заповедника
Вахид Новрузов. Встреча (фрагмент)

ГлавнаяАрт проектыГармония любви

Арт проекты

02.08.2013

Гармония любви

Людмила Пахомова журналист ЕГМЗ

Бывают события, от которых не остаётся следа ни в памяти, ни в сердце. Ежегодные встречи художников на арт-симпозиумах в Елабуге не только дарят добрых друзей и обогащают новым опытом, но и оставляют после себя в фондах Елабужского государственного музея-заповедника целую коллекцию работ современных живописцев и графиков.

Каким стало очередное пополнение, можно увидеть на выставке, торжественное открытие которой произошло 29 июля в Выставочном зале ЕГМЗ. Широка и всеохватна была тема минувшего VIII Международного художественного симпозиума, носившего название «Сказания о любви».


Участники арт-симпозиума
Участники арт-симпозиума Фото Л.Пахомовой

Участники арт-симпозиума

Кого-то она побудила воскресить собственные глубокие чувства и переживания. Кто-то обратился к неумирающим сюжетам, сопутствующим народам на протяжении сотен и даже тысяч лет. Третьим представилась возможность осуществить давно задуманное, но так и не реализованное в суете повседневных забот.

В работах почти всех художников присутствуют он и она — две половины человеческого рода, на которых держится жизнь, семья и любовь. Мириады людей, окончив земной путь, перешли в вечность в полной безвестности. Но порой любовь двух сердец оказывалась столь сильна, что вокруг неё рождались легенды, слагались сказания и жития, и она до сих пор продолжает волновать, восхищать, вдохновлять всё новые и новые поколения.

Таковы образы святых Петра и Февронии Муромских чудотворцев, которых по разному изобразили на симпозиуме три художника. Работа Ирины Антоновой (Казань) напоминает по стилю православную икону. Дмитрий Холин, представитель владимирской школы живописи, тяготеющей к декоративной манере, запечатлел благоверную чету в тот момент, когда к ним приходит добрая весть — приглашение княжить в городе Муроме. Радостный строй картины усиливает гамма с преобладанием желто-оранжевых цветов, а свидетельством близости небесных покровителей семьи народу является использование в картине элементов лубка.

Казалось бы, взялся объединить в своей работе необъединимое оренбургский художник Фёдор Щукин. Верхнюю часть его картины подобно клеймам иконы занимают сцены жития Муромских чудотворцев. А всё центральное поле представляет собой ромашковый луг, на котором, словно слившись телами в единое целое, сидят Пётр и Феврония. Они обнажены (если не брать в расчёт прозрачного, точно сотканного из воздуха одеяния), но при этом их позы и жесты столь целомудренны, исполнены тапкой нежности и теплоты, что у зрителя не возникает и намёка на какую бы то ни было эротику. Здесь Пётр и Феврония словно Адам и Ева, живущие в Эдеме, когда они ещё не вкусили запретных плодов с древа познания добра и зла.

Дмитрий Холин. Добрая весть
Дмитрий Холин. Добрая весть

Дмитрий Холин. Добрая весть

В тюркоязычном и арабском мире существуют свои Ромео и Джульетта. Это — Тахир и Зухра, а также Лейли и Меджнун. Они запечатлены в полотнах Рабиса Саляхова и Айгуль Окутан. Очевидно непросто браться за подобные изображения, зная, что до тебя многие художники создавали свои образы легендарных возлюбленных. В диптихе «Тахир и Зухра» елабужский художник пытается сгладить тему трагической любви. Его герои словно видения в светло-радужном мире цветов, музыки и грёз.

Совсем иначе представлены Лейли и Меджнун в картине Айгуль Окутан (Стамбул). Для неё их горячая и чистая любовь — это целый мир, своя планета. Не случайно она помещает героев в сферу, которая символизирует их отстранённость от чего бы то ни было, кроме любви. Меджнун изображён в полёте с трагическим изгибом тела. Он первым ушёл из жизни, не в состоянии вынести разлуки с любимой. Она тянется к нему с земли. Взгляды их устремлены друг на друга, они совсем рядом, но им не суждено было соединиться. Использование всего двух цветов — бирюзового (его) и золотисто-охристого (её) с одной стороны подчеркивает их разделение, а с другой создаёт необычную цветовую гармонию.

Обобщённые образы возлюбленных, навеянные мотивами восточной поэзии и техникой миниатюры создала в полотнах «Ночная бабочка» и «Таинства любви» Нафиса Гильманова (Ташкент). Под стать им выбрала художница и белые, серебристые, охристые цвета, присущие настенным росписям древнего Афросиаба. Как в первой, так и во второй картине лица юноши и девушки освещены лишь с одной стороны, что по замыслу автора говорит о сдержанности чувств юных пар и о том, что влюблённые непроизвольно обращаются друг к другу самыми светлыми чертами своего характера.

Сказочные сюжеты со счастливым концом нашли своё отражение в полотнах «Встреча» Альфии Рахимовой (Екатеринбург) и «Встреча с чудом», «Счастье» Татьяны Духановой. Последняя взяла за основу одну из самых известных и любимых русских народных сказок «Царевна-лягушка». Художница видоизменяет первую встречу главных героев: Иван Царевич видит не лягушку, которая держит его стрелу, а прекрасную, только очень маленькую девушку. Она стоит в жемчужной раковине, окружённая цветущими лилиями, и протягивает руки к своему суженому. На второй картине мы видим их лица, светящиеся радостью обретения. Позади остались все испытания и они снова вместе.

Татьяна Духанова. Встреча с чудом
Татьяна Духанова. Встреча с чудом

Татьяна Духанова. Встреча с чудом

Среди работ, связанных с эпическими сказаниями разных народов, выделяется живописное полотно Али Сапарова (Грозный) «Рождение нарта». Появление на свет этого богатыря, героя, защитника произошло чудесным образом. Однажды в лесу охотник увидел девушку, сидевшую после купания на валуне посредине озера. Кругом была вода и он никак не мог к ней подойти. Тогда он зажёг стрелу и пустил её в камень, который принял форму младенца. Так зародился нарт Сослан.

Ещё одна работа чеченского художника носит название «Прометей». Подобно герою древнегреческой мифологии в сказаниях его народа сохранился миф о нарте-кузнеце, который добыл людям огонь с неба, за что был обречен на вечные муки. Однако в этой картине под Прометеем автор подразумевает художника, несущего людям свет своего искусства.

Связь прошлого и настоящего хорошо прослеживается в живописи Виталия Окуня (Ижевск) и графике Николая Чепокова (Турочак). Центральные фигуры мужчины и женщины изображены удмуртским художником в виде петроглифов. А название диптиха «Адап и Хева» недвусмысленно говорит о том, что он имел ввиду первых сотворённых на земле людей. В то же время его полотна насыщенны множеством других изображений, где в очертаниях и сочетаниях цветовых пятен можно увидеть машину, человека, сидящего перед монитором и другие приметы сегодняшнего дня. Вводя в фон картин яркие сполохи красок, Виталий Окунь уподобляет их первоначальным чувствам любви, которые могут прийти нечаянно-нежданно и буквально зажечь человека.

Вечный скиталец по дорогам Алтая Николай Чепоков может изобразить на одном графическом листе Бия и Катунь, бывших некогда людьми — возлюбленными. Они были вынуждены бежать и скрываться, а затем превратились в реки, от слияния которых возникла Обь — источник жизни алтайской природы и человека. Рядом с Бием и Катунью, наделённых мужским и женским лицом, располагаются жилища охотников и скотоводов, растительность, птицы, звери и духи. Да, да, духи. Представитель малочисленной народности кумандинцев видел их в детстве не раз. Завершает его работу изгиб Чуйского тракта со вполне современными автомобилями. Воспитаннику детского дома Николаю Чепкову не довелось получить художественного образования. Возможно, это и к лучшему. Над ним не довлеют никакие авторитеты и техники. Тонким пером и тёплой коричневой тушью он рисует, словно поёт бесконечную песню любви к своему родному Алтайскому краю.

Али Сапаров. Рождение нарта
Али Сапаров. Рождение нарта

Али Сапаров. Рождение нарта

Несколько участников симпозиума обратились к религиозным сюжетам. Еву, ждущую изгнанного из рая Адама, изобразил Виталий Николаев (Уфа). Валерия Воробьёва (Сергиев Посад) привлекла к себе новозаветная тема бегства Иосифа и Марии с Младенцем в Египет, а также ветхозаветная «Песни песней Соломона». Но своих героев он перенёс на русскую почву, используя стилизованные образы народного кукольного театра и фон, расписанный в виде лоскутного покрывала.

Виктории Егоровой (Набережные Челны) интересна индийская культура, образ жизни и обычаи этого далёкого народа. Познакомившись недавно со священным писанием индуизма «Махабхаратой», она решила посвятить свои картины богу Кришне. На одной из них он играет на флейте, под музыку которой танцует красивая девушка. На другой — Кришна представлен в виде всевидящего ока, по нижнему краю которого расположена индийская деревня. Нижнюю часть картины занимает рука божества, оберегающая жизнь и покой людей.

Национальные обряды и традиции зримо представлены в работах Сергея Горбачёва (Киров), Марины Захаровой (Елабуга) и Дмитрия Холина (Владимир).

В написанном акварелью триптихе «День летнего солнцестояния» первый художник уводит нас в таинственный мир купальской ночи с её древними сакральными обрядами. Обнажённые тела юношей и девушек в слиянии с природой выглядят естественно и органично.

Марина Захарова выполнила портрет марийских новобрачных, одетых в праздничные национальные костюмы. На переднем плане двойной портрет усиливает пара белых целующихся голубей, а на заднем плане — хранители семьи, святые Кирилл и Мария, родители преподобного Сергия Радонежского.

Сергей Горбачёв. День летнего солнцестояния. Вера (фрагмент)
Сергей Горбачёв. День летнего солнцестояния. Вера (фрагмент)

Сергей Горбачёв. День летнего солнцестояния. Вера (фрагмент)

Традиции русского народа, связанные с вещественным миром, отобразил в картине «Круг-оберег» Дмитрий Холин, собравший на своём полотне птиц счастья, ангелочков, солдатиков, владимирских баб, рубленных из дерева топором, связки лука и чеснока, которым приписывали свойства отпугивать злых духов, и другие атрибуты, являющиеся в народном сознании хранителями дома и семьи.

Мир интимных чувств, страсти и струящейся нежности запечатлён в полотнах «Букеты для любимой» Салавата Гилязетдинова (Уфа), «Поцелуй» и «Встреча» Вахида Новрузова (Чанаккале, Турция).

Деревенские мотивы легли в основу живописных полотен Ильнура Сиразиева (Казань) и Рамиля Мигранова (Уфа). Свою любовь к уходящему облику деревни казанский художник воплощает в картинах «Выходила баба за водой…» и «Зимние забавы деревенской детворы». Особенно необычна первая работа, будто любовно собранная автором из ярких цветных лоскутов. Каждый из них имеет свою форму и цвет, а все вместе они составляют единое и неповторимое красочное полотно.

Рамиль Мигранов назвал свой посвящённый родителям диптих «Гармония любви». Центральным образом картин является гармонь, которой, по шутливому выражению художника, он поставил памятник. В их семье ей отведено особое почётное место. Молодой гармонист всегда считался первым парнем на селе. Многие девушки заглядывались на него, поэтому он мог выбрать самую красивую, умную, искусную. Так случилось и с родителями Рамиля Мигранова. Гармонь сопутствовала им всю жизнь, с нею они выступали на сцене, участвовали в постановках любительского театра. Сын стал художником, но тоже играет на гармони и передаёт любовь к музыке свои детям.

Рамиль Мигранов. Гармония любви
Рамиль Мигранов. Гармония любви

Рамиль Мигранов. Гармония любви

В первой картине, созданной на симпозиуме, Рамиль Мигранов поместил гармонь в отчем доме. Она укрыта кружевной накидкой. Рядом — портрет родителей, которых уже нет в живых. На втором полотне инструмент изображён на скамеечке у плетня, где любила собираться и танцевать молодёжь. С холма было хорошо видно родную деревню, краешек которой художник не преминул написать на дальнем плане.

Завершить этот краткий и неполный обзор хотелось бы картинами двух художников, создавших весьма напряжённые по эмоциональному накалу работы.

У Абу Пашаева (Чечен-Аул) они затрагивают трагедию чеченской войны, разлучившей двух влюблённых. Только месяц продолжалось их счастье, он погиб, так и не увидев своего единственного сына. Молодая женщина растила его одна. Абу Пашаев сам был свидетелем этой истории, которая в сущности типична для чеченских матерей. В этих картинах, выполненных с помощью языка символов, художник воздаёт дань мужеству и силе духа своих соплеменниц.

Подобными качествами, без сомнения, обладала и последняя казанская царица Сююмбике, оставившая яркий след в памяти собственного народа. В центре большой картины, названной её именем, Марат Мингалеев (Набережные Челны) изображает в виде чаши весов полумесяц, на одной стороне которого стоит счастливая Сююмбике с младенцем сыном на руках. На другой стороне небесного светила угадываются очертания савана, который символизирует смерть царицы, недолго прожившей в Касимове, куда её насильно выдали замуж после покорения Казанского ханства. По обеим сторонам картины, выполненные в едином цветовом решении, расположены каменная крепость и мужское лицо, в образе которого художник запечатлел «людей с каменными сердцами», предавших свою властительницу. Трагический мотив работы усиливает багровый фон. Удачно использовал автор приём нанесения на основное изображение контрастных или близких по цвету штрихов, создающих ощущение живого, динамичного пространства.

Марат Мингалеев. Сююмбике
Марат Мингалеев. Сююмбике

Марат Мингалеев. Сююмбике

«Сююмбике» можно без преувеличения назвать творческой удачей художника. Пришла она к нему отнюдь не случайно. В эту картину он вложил личные переживания разыгравшейся некогда драмы. А, кроме того, по словам Марата Мингалеева: «Симпозиум является замечательной экспериментальной площадкой, где можно постоянно создавать нечто новое, благодаря рождению собственных идей и концепций, а также благодаря окружению и советам более опытных художников».


в начало


Наверх страницы На главную Написать письмоПосетителям сайта: информация и помощь Вниз страницы