Министерство культуры Республики Татарстан

Контакты •  Карта сайта •  Гостевая книга •  Поиск по сайту •  Ссылки

Офис Елабужского государственного музея-заповедника
Рият Мухаметдинов и Сагида Сиразиева

ГлавнаяАрт проектыОбычаи и обряды: забытые и близкие

Арт проекты

02.08.2017

Обычаи и обряды: забытые и близкие

Людмила Пахомова журналист ЕГМЗ

В этом году картины участников XII Международного арт-симпозиума по современному искусству, а их насчитывается более 90, с большим трудом удалось разместить в Выставочном зале Елабужского государственного музея-заповедника. Итоговая экспозиция всегда удивляет, ведь за десять дней до неё эти холсты и бумага были абсолютно белыми и вдруг такое разнообразие красок, образов и сюжетов. И что тоже немаловажно, рядом с живописными полотнами и графическими листами — их авторы, радостные и умиротворённые. Многие одеты в свои национальные костюмы, которые так им к лицу.


Фрагмент экспозиции
Фрагмент экспозиции Фото Л.Пахомовой

Фрагмент экспозиции

Тема нынешнего симпозиума «Обряды и обычаи» была не только запечатлена в произведениях художников, но и обыграна на открытии самой выставки, где можно было увидеть интересные выступления удмуртского ансамбля «Гербер», татарского фольклорного коллектива «Сююмбике» и кряшенского «Ак кыз». Выразив искренние слова признательности организаторам симпозиума, художники, конечно же поделились своими собственными впечатлениями.

«Ваш арт-симпозиум — это что-то необыкновенное, — сказала Ирина Кочергина из Комсомольска-на-Амуре. — Мы были с художниками в сказке. Вы не представляете, как мы радовались каждому дню». По словам Ахмета Хикмета Барутчюгиля из Турции: «Просто увидеть произведения искусства можно, побывав на выставках или в музеях. Но видеть, как они создаются в атмосфере вдохновения — это редкое счастье. И такое счастье мне выпало на этом симпозиуме». Николай Чарков и Хакасии признался, что ему было очень полезно пообщаться в Елабуге с крупными художниками, каких нет у него на родине. «Целый год ждёшь, когда сюда приедешь, — сказал Ильнур Сиразиев из Казани. — И очень грустно бывает расставаться, потому что здесь начинаешь жить единой цельной семьёй. Даже когда появляются новые лица, я уже знаю, что через день к вечеру мы станем настоящими друзьями». А выступление Сергея Маркова из Удмуртии закончилось неожиданно: на импровизированную сцену вышла героиня его картины, исполнившая две мелодии на гуслях крезь.

Выступление ансамбля «Ак кыз»
Выступление ансамбля «Ак кыз» Фото Л.Пахомовой

Выступление ансамбля «Ак кыз»

Большинство обычаев и обрядов зародились в глубине веков и связаны с поклонением языческим богам, духам природы и предков. Яркое живописное полотно на эту тему создал петербургский художник Олег Юдин. В его картине «Ака патти» («Моление кашей») изображён семейный земледельческий обряд древних чувашей. Когда на засеваемом поле оставалось пройти последнюю борозду, в неё опускали несколько ложек каши. При этом глава семейства молился о ниспослании хорошего урожая.

На фоне типичного хакасского пейзажа с округлыми вершинами гор на горизонте Николай Чарков (Абакан) представил в своей картине одинокого путника, молящегося духам предков у древнего каменного изваяния, олицетворяющего бога солнца.

Картины художников знакомят зрителей как с обычаями, ставшими достоянием истории, так и с теми, что сохранились до наших дней. Игорь Тухватуллин (Елабуга) обратился в своей живописной работе «Сеятель» к славянской традиции, по которой в начале полевых работ первую борозду засевали самый старый член общины и юный отрок. В праздничных рубахах они шли босиком по вспаханной земле, разбрасывая семена.

Олег Юдин. Ака патти (Моление кашей)
Олег Юдин. Ака патти (Моление кашей)

Олег Юдин. Ака патти (Моление кашей)

Сагида Сиразиева (Набережные Челны) запечатлела в графических листах обряд вызывания дождя, который проводился во время засухи, и первый весенний праздник «Проводы льда», существовавший в татарских сёлах, расположенных по берегам рек.

Джахан Ханова (Ашхабад) изобразила на полотне туркменских женщин, собравшихся вместе, чтобы изготовить красивый войлочный ковёр с узорами, а Ильнур Сиразиев (Казань) представил другой обычай — ощипывание гусей, на который в деревнях и сёлах также собирались целыми группами.

Благодаря Рабису Саляхову (Казань), очевидно, многие зрители впервые узнают о том, что когда-то существовал народный обряд изгнания из дома клопов. Во время его проведения мальчишки скакали на самодельных лошадках вокруг избы и, постукивая хлыстиками по её углам, спрашивали: «Гости ваши дома?» А находящиеся внутри женщины отвечали: «Нет, нет, уже ушли».

Рабис Саляхов. Гон
Рабис Саляхов. Гон

Рабис Саляхов. Гон

Необычную традицию погребения, существовавшую в Свияжске, показала казанская художница Ирина Антонова. Поскольку на острове не было кладбища то, чтобы предать умершего земле, его везли на «континент» зимой — на санях, а летом на лодке. Совсем с другим периодом в жизни человека — его рождением — связана работа Гульназ Гилязетдиновой (Уфа). Она называется «Пирог новорождённому» и посвящена традиции приходить в течение первых сорока дней на смотрины младенца с большим мясным белишом.

Обряд благословения дороги представлен на полотне Алёны Цыденовой (Улан-Уде). Его совершает женщина, когда мужчина собирается отправляться в путь. В этот день она поднимается на заре, выходит из жилища и брызгает из миски молоко на восход солнца.

В галерее созданных художниками образов видное место занимает «Кот Казанский» Георгия Лиховида (Ростов-на-Дону). Связанная с этим домашним животным традиция известна многим новосёлам, которые, прежде чем переступить порог нового дома, впускали туда кота или кошку.

Ирина Антонова. Рождество
Ирина Антонова. Рождество

Ирина Антонова. Рождество

Немало обычаев являются неотъемлемой частью различных праздников. К примеру, на Пасху принято красить яйца, на Рождество устраивать вертепы — символическое место рождения Иисуса Христа, на Троицу — водить хороводы вокруг берёзок, на Сабантуй — проводить скачки и многочисленные состязания, на Ивана Купалу — собирать травы и цветы, плести венки, прыгать через костёр. Подобные сюжеты нашли отражение в работах казанских художников Михаила Кузнецова, Ирины Антоновой, Юрия Павлова, Ольги Яриковой, елабужского живописца Ильи Максимова, а также Светланы Пташкиной из Ноябрьска и Георгия Сергеева из Киева.

Наряду с этими широко известными праздниками во множестве существуют и другие, являющиеся достоянием отдельных народов. Например, мужской праздник Джангариада и праздник лета Урюс сар, которым посвятил свои живописные полотна художник из Калмыкии Тимур Цонхлаев. Первый из них связан с национальным эпосом «Джангар» и включает в себя скачки, борьбу, стрельбу из лука, метание аркана и копья, джигитовку, а также выступление джангарчи — сказителей песен эпоса. На холсте художника запечатлён один из участников состязаний — калмыцкий лучник.

Второй праздник Урюс сар знаменует собой важный период перехода с зимних пастбищ на летние и с мясной пищи на молочную. Последнее позволяет сохранить и приумножить поголовье скота — главного богатства кочевого народа. Проводимый в это время обряд окропления земли, жилищ и скота смесью молока и масла призван по верованиям калмыков задобрить духов-покровителей местности и благословить семью на благополучие.

Тимур Цонхлаев. Урюс сар — праздник лета
Тимур Цонхлаев. Урюс сар — праздник лета

Тимур Цонхлаев. Урюс сар — праздник лета

Медведи на картине Азамата Гилязетдинова, выполненной на основе бумаги ручного литья, символизируют существовавший у многих тюркских народов медвежий праздник. Он сопровождался игрой на музыкальных инструментах, ритуальными танцами в звериных шкурах, песнями, в которых зверь воспевался как предок рода, различными состязаниями.

Аналогом русской Масленицы с традиционными проводами зимы можно назвать праздник фаршанг, который проходит в городе Мохач на юге Венгрии. Завершается он карнавалом, где главными действующими лицами являются так называемые «бушо» в устрашающих масках с большими зубами и огромными рогами. Как правило, маски делаются самими участниками карнавала. В этом году, например, было 1200 ряженых. Типичные представители «бушо» изображены в работах Шандора Зихермана (Будапешт). Причём, рядом с одним из них он поместил свой автопортрет.

Ряженые присутствуют и в картинах других художников. На холсте Сергея Горбачева (Киров), с юмором обыгравшего сюжет святочных колядований, группу ряженых замыкает настоящий медведь, разбуженный громкой мелодией возглавляющего шествие дударя.

Георгий Лиховид. Второй день свадьбы в кубанской станице. Ряженые
Георгий Лиховид. Второй день свадьбы в кубанской станице. Ряженые

Георгий Лиховид. Второй день свадьбы в кубанской станице. Ряженые

Большое многофигурное полотно с медведем можно увидеть и у Георгия Лиховида (Ростов-на-Дону), изобразившего второй день свадьбы в кубанской станице. Начинался он с прихода ряженых, которые вносили в свадебное гулянье неподдельное веселье. И хотя никакого реального зверя среди потешно наряженных не было, этот обычай почему-то издавна назывался «проводы медведя».

Следует отметить, что сюжеты, представляющие свадебные обряды разных народов, на арт-симпозиуме встречались чаще всего. Один из них показан в работе «Колыбельная свадьбы» уфимского художника Салавата Гилязетдинова и знакомит зрителей с башкирским обычаем. Согласно ему, когда люди хотели породниться, они женили своих детей с колыбели. Обряд заключался в том, что младенцев клали на одну подушку, а отцы в это время пили из одной чаши кумыс, давая тем самым клятву родства.

В былые времена приданое для невесты собиралось не один год. А вот у нанайцев столько же времени занимало создание халата для невесты, ведь изготавливался он из кожи рыб. Этой древней технологией владеет представительница малочисленного северного народа Юлия Самар, которую изобразила за работой Ирина Кочергина (Комсомольск-на-Амуре).

Чулпан Билалова. Похищение
Чулпан Билалова. Похищение

Чулпан Билалова. Похищение

У мусульман соединение брачными узами происходит во время обряда никах, который запечатлён в картинах крымской художницы Эльзары Сайдаметовой-Курсаитовой и челнинского мастера Рията Мухаметдинова. Один из обычаев никаха предусматривает выплату калыма за невесту. Однако далеко не все были в состоянии это сделать и потому, очевидно, возникла и получила довольно широкое распространение практика кражи невест и насильственной женитьбы. Момент, когда во время погони на лошадях мужчина на полном скаку выхватывает девушку из седла, запечатлён на полотне Чулпан Билаловой (Москва).

Диптих «Подготовка к свадьбе» Анны Сохач (Ростов-на-Дону) отражает приготовление скифского жениха и невесты к брачному торжеству, отличительной чертой которого являлось обилие золотых украшений и других драгоценностей. Ещё один диптих «Свадебный караван» создала ашхабадская художница Гульназ Розыкулова. Левая его часть посвящена невесте, которая едет на верблюде в украшенной кибитке. Следующие за ней «корабли пустыни» везут приданое. Изображённые здесь же гранаты символизируют плодовитость новой семьи и рода. В правой — мужской части диптиха — автор поместила в числе прочего так называемую Девичью крепость, что также служит символом — неприступной женской красоты, которую, словно крепость, предстоит взять мужчине.

Радина Батпенова. Свадебный обряд аластау
Радина Батпенова. Свадебный обряд аластау

Радина Батпенова. Свадебный обряд аластау

Крымский художник Ирфан Нафиев представил на живописном полотне свадебный обряд крымских татар хна геджеси (ночь хны). По традиции на второй день никаха родственник и жениха приносят на серебряном подносе со свечами хну, которой окрашивают кисти рук, ступни и волосы невесты.

Радина Батпенова из Казахстана запечатлела свадебный обычай аластау — «окуривание» невесты, который проводится сразу же после её прихода в дом жениха с целью, чтобы она была плодовитой и могла выкормить своим молоком всех будущих детей.

С представлениями древних марийцев о том, что свадьба для женщины — это переход из рода отца к роду мужа, а похороны — обратный процесс, знакомит зрителей диптих «Инициация» йошкаролинской художницы Татьяны Мартьяновой. С этим, в частности, был связан обычай хоронить умершую женщину в свадебном наряде, который содержал вышивки как рода мужа, так и отца, благодаря чему она могла быть узнана предками и присоединялась к ним в загробном мире.

Гульназ Розыкулова. Свадебный караван. Диптих. Левая часть
Гульназ Розыкулова. Свадебный караван. Диптих. Левая часть

Гульназ Розыкулова. Свадебный караван. Диптих. Левая часть

Несколько участников арт-симпозиума создали произведения по мотивам народных мифов и легенд. Так, триптих горноалтайского автора Амыра Укачина представляет главных героев алтайской легенды о происхождении рода Алмат от охотника и женщины-козы — оборотня Алмыс. А картины художника из Удмуртии Сергея Маркова «Девушка Италмас» и «Мелодия небесной росы» навеяны легендами о превращении не пожелавшей выйти замуж за нелюбимого человека девушки в цветок и о сделанных из поражённой молнией великой ели гуслях, в которые их создатель вложил всю свою душу.

Разнообразие техник и творческих манер, многокрасочную цветовую палитру, самобытность народных обычаев и обрядов – всё это демонстрируют работы участников XII Международного арт-симпозиума по современному искусству, организованного Елабужским государственным музеем-заповедником.


в начало


Наверх страницы На главную Написать письмоПосетителям сайта: информация и помощь Вниз страницы