Министерство культуры Республики Татарстан

Контакты •  Карта сайта •  Гостевая книга •  Поиск по сайту •  Ссылки

Офис Елабужского государственного музея-заповедника
Пунам Тийаги. Воспоминание 2. Фрагмент

ГлавнаяАрт проектыПуть через страны, культуры, эпохи

Арт проекты

30.08.2015

Путь через страны, культуры, эпохи

Людмила Пахомова журналист ЕГМЗ

В наши дни, когда моря и океаны бороздят быстроходные суда, по суше мчатся автомобили и поезда, преодолевая в считанные дни тысячи километров, а сверхзвуковые самолёты могут за неполные сутки облететь вокруг всей Земли, трудно представить, каким невероятно долгим и трудным был древний караванный маршрут, получивший название Великого шёлкового пути.


На открытии итоговой выставки арт-симпозиума
На открытии итоговой выставки арт-симпозиума Фото Л.Пахомовой

На открытии итоговой выставки арт-симпозиума

Начинаясь в Китае и завершаясь в Византийской империи, он за века своего существования пролегал через многие страны, способствовал зарождению и расцвету городов, имел ответвления, уходившие в Сибирь и Волжскую Булгарию.

Он был неразрывно связан с историей многих народов, представители которых собрались этим летом в Елабужском государственном музее-заповеднике на X Международный арт-симпозиум по современному искусству на тему «Великий шёлковый путь». За десять дней пребывания в Елабуге художники из России, Китая, Индии, Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана, Туркменистана, Узбекистана и Турции создали более 80 живописных полотен, графических и скульптурных произведений, работ декоративно-прикладного искусства, образно представляющих события многовековой давности. Как именно — об этом и будет наш рассказ.


Караванной дорогой

Великий шёлковый путь тянулся через горы и степи, реки и пустыни. Сейчас, очевидно, уже никто с достоверностью не скажет, где именно шли караваны, гружёные шелками, но начало и конец этого беспрецедентного в истории человечества маршрута общеизвестны. Мы видим их в образе характерного китайского домика и Софийского храма в Константинополе в триптихе «Шёлковый путь. Встречи и судьбы» художницы из Стамбула Айгуль Окутан. Её графическая работа выполнена в необычной технике эбру, которая известна в Турции испокон веков. Эта техника сродни монотипии, только здесь отпечаток на бумаге получают красками, с помощью которых изображение задаётся на поверхности специальной жидкости. В триптихе Айгуль Окутан выполненные таким способом оттиски на бумаге представляют собой яркий красочный фон, дополненный миниатюрами.

Тачджамал Гылычдурдыева. Великий шёлковый путь через пустыню Каракумы
Тачджамал Гылычдурдыева. Великий шёлковый путь через пустыню Каракумы

Тачджамал Гылычдурдыева. Великий шёлковый путь через пустыню Каракумы

«Великий шёлковый путь через пустыню Каракумы» — так назвала свою живописную работу туркменская художница Тачджамал Гылычдурдыева. В опалённой солнцем пустыне с волнистыми барханами движется караван верблюдов. Впрочем, изображён он в виде одного-единственного животного с седоком. Всё остальное — это многоцветный шлейф, символизирующий богатые товары, которые везли с Востока на Запад. Сотни километров приходилось преодолевать путникам по безводным пескам, прежде чем появлялись на горизонте очертания строений. В следующей картине Т.Гылычдурдыевой запечатлён момент прибытия в караван-сарай. В левой части полотна видна пустыня с чахлой растительностью. На жёлтом с бело-охристыми пятнами фоне почти чёрными кажутся силуэты верблюдов, замыкающих караван. В правой части картины изображено долгожданное место отдыха, встреч, молитв, обмена и продажи товаров. Туркменские мастера славились своими коврами и кошмами, которые можно увидеть на этом холсте.

Но случалось и так, что перед взором измученных жарой и жаждой путешественников представали в знойной пустыне не реальные караван-сараи или города, а лишь видения, миражи. Именно такой момент взяла за основу своего сюжета елабужская художница Светлана Архипова. Интересна смешанная техника, в которой выполнена её работа. Вначале автор наклеила на холст взятые из журналов кусочки цветных иллюстраций со сходной коричневой гаммой. Затем с помощью ацетона сняла лишнюю краску. Благодаря такой основе ей легко удалось получить на картине имитацию безжизненной каменистой пустыни. Примечательно, что вместо каравана С.Архипова изобразила только глубокие тёмные тени, которые он отбрасывает в лучах заходящего солнца. Контраст с ними составляет мираж далёкого белого города с высокими минаретами.

Светлана Архипова. Мираж
Светлана Архипова. Мираж

Светлана Архипова. Мираж

Ещё одна елабужанка — Регина Гимаева — совместила тему арт-симпозиума с классическим натюрмортом. Отдалённый горный пейзаж и лежащий верблюд в её диптихе «Отдых в пути» служат лишь дополнением к переднему плану, где прямо на траве накрыто место для трапезы с изящными кувшинами, глазурованными глиняными горшками и фруктами.

Нет сомнения, что для тех, кто преодолевал великий путь от Китая до Византии, он оставался в памяти наполненным множеством самых разнообразных впечатлений. Какими долгими, яркими и незабываемыми они могут быть, можно судить по живописному диптиху «Ожидание...» Ларисы Самойловой (Елабуга). Попав несколько лет тому назад среди зимы в тёплый солнечный Египет и увидев абсолютно другую культуру, она пережила настоящий эмоциональный подъём, который постаралась выразить в своей работе. Круговая композиция, в центре которой находится фигура золотоволосой девушки с полуприкрытым прозрачной тканью лицом, буквально пронизана светом. Её мечтательный взгляд таит в себе желание вновь отправиться в путешествия, где в пустыне возвышаются тысячелетние пирамиды и, как много веков назад, шествуют верблюды, где пленяют изяществом форм мусульманские мечети и китайские пагоды, где взгляды арабов словно магнитом притягивают светловолосые славянки. Всё это изображено в картине художницы.

Много опасностей подстерегало купцов на этом долгом пути. Поэтому в столь долгое и трудное путешествие отправлялись не в одиночку, а целыми караванами. В зависимости от ландшафтных особенностей шёлк и сопутствующие товары могли везти на верблюдах, слонах, лошадях и других вьючных животных. Безусловно, своеобразным символом Великого шёлкового пути стали верблюды. Но, пожалуй, самое монументальное полотно на арт-симпозиуме удалось создать Татьяне Чагоровой из Пензы, изобразившей караван слонов. При этом её работа размером 150 × 100 выполнена на хлопчатобумажной ткани в технике горячего батика. Ею Татьяна Чагорова владеет виртуозно. Её караван больше напоминает величественную процессию, соединяющую в единое целое людей и могучих животных. Это впечатление ещё более усиливают шёлковые ткани, которыми выстлан их путь. Каждая из них имеет свой собственный рисунок или орнаментальный узор. Благородной сдержанностью веет от палитры художницы, включающей лишь белый, серый, жёлто-оранжевый и коричневый цвета.

Татьяна Чагорова. Шёлковый путь
Татьяна Чагорова. Шёлковый путь

Татьяна Чагорова. Шёлковый путь

Об истоках шёлкового пути рассказывает зрителям выполненная акварелью многофигурная композиция китайского студента Санкт-Петербургского государственного академического института живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е.Репина Чжана Хао. Он изобразил своих соотечественников за сбором каравана. Это единственная работа, дающая представление о традиционной национальной одежде и причёсках китайцев; о том, как упаковывались тюки с шёлком перед отправкой, и каким образом поклажа крепилась на спинах верблюдов. Видно, что студент-старшекурсник хорошо овладел русской школой реалистического искусства: детально выписаны лица и одежда людей, фигуры животных, естественны и пластичны их позы и жесты.

Узбекская художница Нафиса Гильманова в живописном полотне «Белые верблюды» показала крупным планом животных светлой масти, которых обычно ставили во главе каравана. Их главенствующее положение подчёркивает и богато украшенная сбруя. Рядом — люди. Кто они? Проводники-бедуины или сами купцы, сопровождающие товар? — Сказать трудно. Но их горбоносые, обрамленные бородой, усами и шапкой густых волос лица с характерным взглядом людей, которые сами себе на уме, очень выразительны.

«Морской караван» Сергея Горбачёва из Кирова напоминает, что шелка везли не только по суше. А «Лунный караван» Рафаэля Кадырова из Башкортостана в центре которого изображены в ночном небе возлюбленные призван показать, что над миром царит всеобъемлющее чувство любви, даже если эта любовь к богатству или приключениям, которыми были движимы те, кто шёл по великому пути.

Альфея Мухаметова. Млечный путь
Альфея Мухаметова. Млечный путь

Альфея Мухаметова. Млечный путь

В работе «Млечный путь» тюменской художницы Альфеи Мухаметовой сюжет, раскрывающий тему симпозиума, выполнен с использованием шёлка и войлока — товаров древнего торгового маршрута. Елабуга стала для автора местом нескольких творческих экспериментов, завершившихся созданием оригинальных произведений. Особенно необычен в этом отношении «Млечный путь», где соединённый с шёлком художественный войлок был вначале разрезан на множество частей, затем привалян к окрашенной марле и закреплён на холсте. Несмотря на нарочитую фрагментарность, работа выглядит удивительно цельно. Идут по синей, окутанной ночной дымкой пустыне белые люди и верблюды, и неумолимо течёт на часах время, отсчитывая свой срок не только человеческим жизням, но и цивилизациям...


Восточные красавицы

Кто был главным ценителем шёлка? Ответ очевиден: конечно же, женщины. Не потому ли многие участники арт-симпозиума так или иначе запечатлели их образы в своих работах. Нафиса Гильманова, например, уверена, что женщины сопровождали караваны с шёлком. Однако её героини вовсе не прислужницы, а восточные красавицы в нарядной одежде и украшениях. Подчёркивая богатство каравана, художница декорирует сбрую и накидки верблюдов, керамические кувшины и другие сосуды, а также небольшие походные шатры, в которых путешествуют женщины. Тонкое лессировочное письмо, широкое использование растительных узоров и орнаментов, введение золотистого контура придают её работе изящество и восточный колорит.

Нафиса Гильманова. Восточный караван
Нафиса Гильманова. Восточный караван

Нафиса Гильманова. Восточный караван

Ещё более превознёс женщину Юристан Шыгаев (Бишкек), назвавший свою работу «Царица». А в творчестве индийской художницы Пунам Чандрика Тийаги женщины вообще занимают ключевое место. Они для неё — мистические существа, олицетворяющие любовь и приносящие жизнь. Тема арт-симпозиума нисколько не вошла в противоречие с художественными предпочтениями индийской художницы. Ведь по её мнению женщина может быть столь же нежной и светящейся, как шёлк, и также как он делать жизнь красивой, комфортной и яркой.

В графической работе Натальи Васильевой (Елабуга), для которой Восток ассоциируется с чем-то волшебным и сказочным, мы видим двух танцовщиц, украшенных цветами, серьгами, браслетами и ожерельями. Светло-фиолетовую одежду одной и нежно-сиреневую другой украшают узоры в виде павлиньего глаза. Фоном картины также служат перья этих экзотических, а у некоторых народов даже священных птиц и бардовые, малиновые, розовые цветы. Да и сами юные танцовщицы смотрятся как прелестные цветы, вид которых рождает в душе ощущение праздника.

Колоритом Востока веет и от выполненной на цветном картоне графики Нины Власовой (Елабуга), выбравшей для воплощения своего замысла узбекские мотивы и два женских образа — «День» и «Ночь». Последняя представлена играющей на музыкальном инструменте. Склонив голову и закрыв глаза, она вслушивается в тягучую мелодию. Позади неё — арочные окна, в которых видны месяц, мечеть и напоминающие витражи полоски неба, реки, берегов, дороги... На обнажённую фигуру женщины накинута ажурная ткань с тончайшими узорами в виде «огурцов», цветов и орнаментов.

Нелли Акчурина. Молитва
Нелли Акчурина. Молитва

Нелли Акчурина. Молитва

Одно из живописных полотен уфимской художницы Нелли Акчуриной носит название «Молитва». В центре картины изображена мечеть, увенчанная огромным полумесяцем, а на фоне её — женщина, сложившая руки в молитвенном жесте. Закрытые глаза свидетельствуют о глубоком сосредоточении. О чём она молится? Может быть, о том, чтобы живыми и невредимыми вернулись её близкие, отправившиеся в долгий и трудный путь. Вертикально-линейная композиция работы, большая часть которой состоит из полос разного цвета и ширины, ассоциируется одновременно и с устремлённой вверх молитвой, и с полотнами тканей.

Тихую радость излучает лицо женщины на холсте «Караванщик» Рабиса Саляхова (Елабуга). Позади томительные дни и ночи ожидания. Вот он — её любимый — совсем рядом. Вид задумчив, словно перед его мысленным взором всё ещё проходят картины минувшего пути.

Китайская художница Ван Тинтин, недавно получившая диплом академического института им. И.Е.Репина, выполнила две небольших работы маслом. На одной — словно сёстры-близняшки сидят четыре темноволосые девушки в одинаковых шапочках и платьицах с рукавами-фонариками. Трое посмеиваются над четвёртой, а она, закрыв глаза, страдальчески что-то переживает. Светлый фон и платья девушек в жёлтых, розовых и сиреневых бликах придают картине лёгкость и воздушность. Совершенно иной характер носит вторая работа, где изображены верблюды и ведущая за повод одного из них высокая стройная женщина, закутанная в чёрную чадру.

Ван Тинтин. Турфан
Ван Тинтин. Турфан

Ван Тинтин. Турфан

В отличие от неё на акварели художника из Турции Вахида Новрузова женщина, разглядывающая шёлк, облачена во что-то полупрозрачное. Его работа называется «Свет» и, действительно, она словно пронизана световыми лучами, ещё более подчеркивающими легкость и невесомость тончайшей материи.


Калейдоскоп пути

На картинах участников симпозиума мы видим представителей различных национальностей, чьи государства и территории были вовлечены в орбиту Великого шёлкового пути — Китая, Индии, Горной Шории, Средней и Передней Азии, Закавказья, Приуралья и даже Руси. Ведь хотя сам древний маршрут и завершался в Византии, но на этом не заканчивалось продвижение товаров, которые везли далее на запад, юг и север.

Сергей Горбачёв. Испытание Толмача
Сергей Горбачёв. Испытание Толмача

Сергей Горбачёв. Испытание Толмача

Именно с русским Севером связаны несколько полотен кировчанина Сергея Горбачёва. На одной из них изображён ведущий ладью кормчий. На другой — «Испытание толмача» — трое купцов, затевающих рискованное торговое предприятие в далёкие страны и ищущие надёжного переводчика или, на древнерусском, толмача. Примечательность обеих картин заключается в том, что в них художник в полной мере смог использовать фактуру натурального холста, обыграв тем самым ткань, из которой чаще всего шили одежду на Руси. Однако для своего «Автопортрета в костюме богатого купца» он выбрал более роскошное одеяние. Красная атласная рубаха, украшенная жемчужными пуговицами; дорогая коричневая епанча, отделанная мехом норки или соболя, золотые перстни — всё говорит о том, что перед нами преуспевающий купец. Лишь взгляд, усталый и испытующий, свидетельствует: богатство даётся нелегко.

Духом Средней Азии веет от жанровых полотен Ильнура Сиразиева (Казань). Название диптиха «Дорога жизни» неразрывно связано у него не только с караванным маршрутом, но и с водой, без которой немыслимо существование человека нигде, а, в особенности, в жарком климате пустынь и полупустынь.

В левой части диптиха по тропинке, вьющейся среди синеющих в сумерках холмов, идёт к городским воротам старик с посохом в полосатом халате и тюбетейке. Впереди — ослик, к которому с двух сторон привязаны кувшины с водой. На переднем плане правой части диптиха изображены женщины, набирающие ранним утром воду из колодца. Мимо них проходит отдохнувший за ночь караван верблюдов.

Рабис Саляхов. Шорник
Рабис Саляхов. Шорник

Рабис Саляхов. Шорник

Путешественники нуждались не только в пище, питье и ночлеге, но и починке снаряжения. Это живописно отразил в своём полотне «Шорник» Рабис Саляхов. Его мастеровой — бабай с большими заскорузлыми руками — занимается починкой хомутов и прочей сбруи. И хотя караван с верховыми и запряжёнными в гружёные повозки лошадьми идёт стороной, хитровато улыбающийся шорник знает: они всё равно рано или поздно придут к нему.

Характерные черты Закавказья видны в работах Вахида Новрузова. В центре трёхчастной композиции «Шёлковый путь» запечатлён алтарь храма огнепоклонников в Азербайджане. Горящие выходы природного газа — «вечные» неугасимые огни — издавна порождали в людях религиозный трепет и почитание. Древние алтари таких храмов строились, как правило, в виде четырёхугольной ротонды с полукруглыми арками, обращёнными на все стороны света. Поэтому и огонь алтаря был виден в ночное время отовсюду. Национальный характер работы усиливают красочные орнаменты, чей мистический смысл в наше время уже забыт, но самоценными остаются их красота и гармония.

Ещё в одной, но уже не живописной, а графической работе «Аршин мал алан» («Торговец шёлком)» Вахид Новрузов создал портретный образ известного азербайджанского персонажа, выполнив акварель на бумаге, имитирующей мятый шёлк.

Чулпан Билалова. Степная мадонна. Фрагмент
Чулпан Билалова. Степная мадонна. Фрагмент

Чулпан Билалова. Степная мадонна. Фрагмент

Другой портрет — «Степная мадонна» — принадлежит кисти московской художницы Чулпан Билаловой. Девушка из знатного рода сидит в светлой юрте в ожидании какого-то очень значимого в её жизни события. Об этом можно судить по её праздничной одежде насыщенного красного цвета и косам, уложенным в экзотическую причёску в виде двух больших рогов, символизирующих у степных народов плодородие и богатство. Кротостью и загадочностью веет от этого необычного и яркого образа дочери степей.

Несмотря на различие в технике и использованных материалах, обе свои работы Радина Батпенова (Алматы) назвала одинаково — «Базар». Как и Великий шёлковый путь, восточный базар это не только место торговли, но и общения, обмена информацией, культурой. Казахской художнице удалось создать столь обобщённые и в то же время характерные образы, что в них усматривали свои национальные черты участники арт-симпозиума из всех среднеазиатских стран. Первая работа написана маслом на холсте. В центре её — женщина и мужчина, покупательница и продавец. Они держат за концы развёрнутый красный платок с узорами и бахромой. Он очень подходит по цвету к тюбетейке и жилетке женщины и лицо её просто светится от предвкушения предстоящей покупки.

Радина Батпенова. Базар
Радина Батпенова. Базар

Радина Батпенова. Базар

Вторую работу Радина Батпенова выполнила в виде рисунка чёрным маркёром на белом холсте. Многофигурная композиция являет собой огромный базар с грудами фруктов и овощей. Вокруг продавцы и покупатели с чрезвычайно разнообразными выражениями лиц: задумчивыми и хитрыми, укоризненными и алчными, завистливыми и довольными, удивлёнными и сосредоточенными, весёлыми и просто глазеющими вокруг на изобилие даров природы.


Искусник шелкопряд

Ни сам Великий шёлковый путь, ни главный товар, благодаря которому он возник, не были бы возможны без довольно невзрачной ночной бабочки, гусеницы которой делают для окукливания кокон из шёлковых нитей.

Тутовых шелкопрядов можно увидеть в работах нескольких участников симпозиума. Умеджону Базарову (Душанбе) не раз приходилось самому наблюдать за тем, как их разводят для получения коконов. Именно этой теме и посвятил таджикский художник живописный триптих, напоминающий яркую пёструю ткань, на которой видны изображения бабочек, гусениц, коконов, тутовых листьев, сосудов, узоров, орнаментов.

Умеджон Базаров. Разведение гусениц тутового шелкопряда
Умеджон Базаров. Разведение гусениц тутового шелкопряда

Умеджон Базаров. Разведение гусениц тутового шелкопряда

Отталкиваясь от узбекских мотивов, художница из Ноябрьска Светлана Пташкина в трёх графических работах из серии «Волшебная нить шелкопряда» также запечатлела процесс разведения тутового шелкопряда, но сделала это иначе, чем Умеджон Базаров. Кроме бабочки, отложенных ею яиц, стилизованных под «огурец» листьев тутового дерева и шелковичных коконов, она включила в картины женщин-узбечек и ткани с типичным национальным рисунком. Вот, например, как выглядит последняя работа, логически завершающая две предыдущие. Внизу её расположена часть белого кокона, на который заходят кусочки трёх видов тканей, составляющих основной фон графического листа. На коконе танцует женщина с множеством длинных, раскинувшихся в разные стороны косичек. Её ликующий танец словно апофеоз той долгой и кропотливой работы, в результате которой оказались соткаными чудесные шёлковые ткани.

Екатерина Парамонова. Путешествие
Екатерина Парамонова. Путешествие

Екатерина Парамонова. Путешествие

Екатерина Парамонова (Елабуга) отобразила тему арт-симпозиума в двух картинах, выполненных в технике горячего батика. В первой, под названием «Путешествие», она поместила в центре бабочек шелкопряда. А вокруг — домик в стиле китайской архитектуры, горы, море и, наконец, рыбу с хвостом в виде павлиньего пера, как символ не только удивительных товаров, но и чудес, которые таит в себе каждое путешествие. На второй работе запечатлён танец-полёт бабочек шелкопряда в образах девушки и юноши.


В лабиринтах вечности

Символичное видение Великого шёлкового пути представлено в живописных полотнах Юристанбека Шыгаева, Виктора Шмидта (Семей) и Мадины Каряевой (Владикавказ). Первый художник воплотил его в виде огромной запряжённой быками колесницы, открывающейся взгляду с высоты птичьего полёта. Повозка разделена на множество частей, в каждой из которых своё изображение: стилизованных людей, животных, рыб и различных знаков. Эта манера автора, получившая современное название трансавангард, берёт своё начало в наскальных линейных рисунках, сохранившихся на древних каменных изваяниях — балбалах. Однако кыргызстанский художник лишь отталкивается от них, создавая свой собственный изобразительный язык, обогащённый многообразием форм и цвета.

Юристанбек Шыгаев. Колесница Великого шёлкового пути
Юристанбек Шыгаев. Колесница Великого шёлкового пути

Юристанбек Шыгаев. Колесница Великого шёлкового пути

Лаконично решение картин «Путешествие» и «Взгляд быка» казахского художника Виктора Шмидта, замысел которого состоял в том, чтобы показать движение. На первой из них запечатлена ладья, на которой стоит большая наполненная чаша. Парус украшен изображением шанырака — навершия юрты, символического знака казахов, являющего собой выход в небо. На второй картине перед зрителями предстаёт бык, переходящий в колесо телеги, а затем — в стилизованный солнечный диск.

Та же тема движения, но уже по более сложному пути присутствует в живописном полотне «Лабиринт» Мадины Каряевой. Впрочем, изображение её лабиринта очень условно. В целом экспрессивная композиция с округлыми формами напоминает человеческую фигуру с поднятыми руками, а голубая, синяя и жёлтая цветовая гамма с небольшими вкраплениями оранжевого и розового рождают ассоциацию с музыкой небесных сфер.

Мадина Каряева. Лабиринт
Мадина Каряева. Лабиринт

Мадина Каряева. Лабиринт

Иносказательный характер носят работы Ирины Антоновой (Казань) и Патимат Гусейновой (Махачкала). «Путь-дорога» татарстанской художницы, утверждающей, что не каждый путь — дорога и не каждая дорога — путь, представляют собой две пустынных дороги. Одна из них — дальняя — уходит за горизонт, а возле другой — передней — доживают свой век тележные колёса и остов какой-то постройки. При этом все творения рук человеческих обозначены длинными жердями, на которых словно маленькие флажки висят полоски материи. Печальный вид запустения этой картины сменяет полотно «Дивная дорога», по которой погонщики ведут трёх жирафов. Удивлённые взгляды группы других путников без лишних слов свидетельствуют, насколько экзотичны подобные животные в этих краях.

Полотна дагестанской художницы, созданные в экспрессивной манере, несут в себе печать инобытия. В центре первой из них привлекают внимание две белых ладони, символизирующие человека, преклонившегося перед Богом. Картина носит название «Сабур», что по-арабски означает спокойствие, умиротворение. Казалось бы, тёмный с красными сполохами фон холста рождает совершенно иные чувства. Но противопоставляя окружающему хаосу молитвенное уединение, автор указывает путь, который в любых условиях приносит душевный мир и спокойствие.

Патимат Гусейнова. Сабур
Патимат Гусейнова. Сабур

Патимат Гусейнова. Сабур

Под впечатлением поездки, совершённой в древний Болгар, Патимат Гусейнова изменила замысел второй картины, где собиралась изобразить этнографическую вышивку на шёлке. Увидев вырезанные на могильных плитах цветы, она была вначале поражена соседством, казалось бы, противоположных символов — жизни и смерти. Но потом пришло осознание того, насколько первый снимает трагическое восприятие второго. Белый шестилистник она и поместила в центре своего холста, дав ему название «Путь», подразумевающее всё тот же путь к себе и к Богу.


Послания из прошлого

Некоторым художникам тема Великого шёлкового пути дала возможность явственнее ощутить свою связь с предками. Например, Залиму Гетигежеву из Кабардино-Балкарии, который не так давно узнал, что его далёкий предок охранял в XIV веке караваны торговцев, проходивших через Ингушетию по одному из маршрутов шёлкового пути. В картине «Путь, охраняемый Теларом» он изобразил его стоящим со знаменем в руках у ворот крепости. Тёмные скалы горного ущелья словно несут в себе опасность, но в противовес им розовые отсветы на каменных башнях цитадели придают ей безмятежно мирный вид, и караван спокойно движется мимо. Прощальное рукопожатие воина и торговца тоже заключает в себе знак того, что путь безопасен.

Залим Гетигежев. Путь, охраняемый Теларом
Залим Гетигежев. Путь, охраняемый Теларом

Залим Гетигежев. Путь, охраняемый Теларом

Свои работы Залим Гетигежев создаёт, используя метод фрактальных пятен, основывающийся на психологии зрительного восприятия и позволяющий передать реальность более скупыми средствами.

А вот Любовь Арбачакова из Горной Шории, где когда-то проходил Великий шёлковый путь, придерживается совершенно иной стилистики. Её изображения сродни наскальным рисункам, оставленным древними шорцами. В незамысловатой примитивной манере воплощены в её холстах и графических листах люди и звери, птицы и домашний скот, жилища и горы, деревья и цветы. В серии живописных полотен «Торгу чол» («Мир един») шорская художница запечатлела шамана, встречающего путников на великом пути; алыпов — защитников торговцев и путешественников, а также взаимосвязь Верхнего, Среднего и Нижнего миров, которые отражены в религиозных представлениях этого немногочисленного тюркоязычного народа. Особое место в её работах отведено медведю — хозяину тайги.

Якутский художник Дюлустан Бойтунов создал полотна, основанные на утверждении о том, что когда-то северные народы были жителями степей, а, следовательно, участниками Великого шёлкового пути. В картине «Мелодия моринхура» наряду с основным сюжетом, образно отражающим преодоление тяжёлой дороги, он представил словно в серии кадров фотоленты целый ряд своих предыдущих работ, где можно, в частности, увидеть изображения степи, летящей птицы, коня, наполненной кумысом чаши и девушки, играющей на моринхуре — скрипке степных народов.

Дюлустан Бойтунов. Мелодия моринхура
Дюлустан Бойтунов. Мелодия моринхура

Дюлустан Бойтунов. Мелодия моринхура

Если эта работа Дюлустана Бойтунова представляет собой некий ребус, который трудно разгадать без пояснений самого автора, то полотно «Акын» («Сказитель») Чулпан Билаловой без лишних комментариев захватывает зрителя и словно погружает его в глубину веков, когда даже книги были великой редкостью и многое передавалось из уст в уста. О чём рассказывает этот древний старец? О легендах и преданиях разных народов, о необычных приключениях, случившихся во время путешествия по Великому шёлковому пути? — Мы этого не знаем. Но его огромное, чуть ли не на весь холст (100 × 120) лицо, изборождённое глубокими морщинами, с закрытыми глазами и открытым, вещающим ртом, притягивает взгляд и производит необычайно сильное впечатление.


Бумеранг культур

Общеизвестно, что караванными путями везли не только товары. Благодаря им между народами совершался обмен культурными ценностями и научными достижениями. Получая на новой почве дальнейшее развитие, идеи и открытия возвращались на исконную родину в ином, более обогащённом и совершенном виде. Это образно показала в своём живописном полотне «Бумеранг» стамбульская художница Тюлай Дениз. В работе-перевёртыше изображены два слона, один из которых выполнен в доминирующих жёлто-зелёных тонах с голубыми и синими узорами по ушам и хоботу, а другой — в преобладающей жёлто-оранжевой гамме с красно-зелёными рисунками в виде цветов и растительного орнамента. Нежная палитра с тонкими цветовыми переходами придаёт её работе лёгкость и изящество.

Тюлай Дениз. Бумеранг
Тюлай Дениз. Бумеранг

Тюлай Дениз. Бумеранг

Айгуль Байрамгулова (Уфа) в картине «Хумай — дочь Солнца» обращается к образу девушки-птицы, встречающемуся в сказках и легендах многих народов. Яркая, красочная композиция, построенная на сочетаниях и контрастах жёлтого, красного и коричневого цветов, включает башкирские орнаменты и элементы одежды.

Используя современные техники терра и пейп арт, Светлана Архипова создала декоративное рельефное панно, в котором ассоциативно представила непрерывный ход истории и взаимопроникновения китайской и булгарской культур. И ту и другую связывает, в частности, образ дракона, вошедший в национальную символику. Рядом с ним в панно помещены барельефы верблюдов и гружёной арбы, знаменующих широкую торговлю, которую вели оба государства. А свидетельством их богатства служат розы, самоцветы, драпировки из тканей, рельефные узоры, которыми украшена работа, окрашенная в бирюзовый, сиренево-розовый и фиолетовый цвета с большим количеством позолоты.

Нурджемал Сейитбердиева. Шёлковый путь. Корабль пустыни
Нурджемал Сейитбердиева. Шёлковый путь. Корабль пустыни

Нурджемал Сейитбердиева. Шёлковый путь. Корабль пустыни

Сделав акцент на культуре собственного народа, туркменская художница Нурджемал Сейитбердиева выполнила работы из керамики. Одна из них называется «Корабль пустыни» и представляет собой фигуру верблюда с пятью горбами и гордо поднятой головой. Его окраска напоминает о знойной пустыне с редкой растительностью, а процарапанные по туловищу линейные контуры — о песчаных барханах. Вторая работа — «Шёлковый путь» — состоит из двух различных по форме, но составляющих единую композицию керамических кувшинов, украшенных росписью в виде стилизованных верблюдов и традиционных туркменских орнаментов.

Для Бообека Арыкова (Бишкек) олицетворением культуры собственного народа являются киргизские ковры, которые вместе с китайскими тканями торговцы везли по Великому шёлковому пути. Не случайно в живописной картине «Народные истоки. Преемственность» он отразил момент обучения искусству ковроделия молодых женщин старой, умудрённой жизненным опытом мастерицей.

Бообек Арыков. Народные истоки. Преемственность
Бообек Арыков. Народные истоки. Преемственность

Бообек Арыков. Народные истоки. Преемственность

Неисчерпаемым стал образ степи и живущих в ней народностей для уфимского художника Салавата Гилязетдинова. Неизменный участник елабужских арт–симпозиумов он любые их темы всегда стремится раскрыть через особенности своей национальной культуры. Вот и на этот раз его работа «Шёлковый путь. Встреча», выполненная в авторской технике конгрева, через изображение орла, коня, юрты, воина, гостеприимной женщины с пиалой в руках отражает дух Великой степи, в которой воины-кочевники обеспечивали безопасность торговых караванов.


Шёлковый путь. Продолжение

В программе арт-симпозиума было предусмотрено коллективное творчество, выразившееся в создании тканой дорожки, как некоего символического образа Великого шёлкового пути, в единое полотно которого каждый народ, каждая культура и художник вплетают свои нити.

Фрагмент экспозиции
Фрагмент экспозиции

Фрагмент экспозиции

Эту идею — единения и совместного творчества — на елабужском симпозиуме подхватили несколько художников, в чьи работы внесли свою лепту другие авторы.

В декоративном произведении «Омет» («Надежда») Альфеи Мухаметовой, объединившей художественный войлок с горячим батиком, центральной фигурой является птица, закреплённая на холсте, по краям которого участники арт–симпозиума нанесли рисунки в виде людей, коней и орнаментов.

У Софии Сапожниковой (Елабуга) в графической работе «Шёлковая нить» помещено на родных языках присутствовавших на арт-проекте художников слово «путь». В этой картине она создала символический образ самого симпозиума. Собранные наподобие снопа с колосьями шёлковые нити с коконами изображают художников, к которым автор обращает такие высокие слова: «Будет ли твой путь шёлковым — решит судьба. Сделать его великим — и в твоих силах».

Фрагмент экспозиции
Фрагмент экспозиции

Фрагмент экспозиции

Великий шёлковый путь окончил своё существование в Средние века, однако раскрытие этой темы породило у художников чувство живой сопричастности к давно минувшему. Оно нашло своё воплощение в колесе истории, которое мы видим на полотнах Нафисы Гильмановой; в облике рождающей женщины, помещенной между двух надгробных стел на радужной картине Мадины Каряевой; в портретах современников Великого шёлкового пути, которые Ильнур Сиразиев написал с Тачджамал Гылычдурдыевой и Дюлустана Бойтунова...

Чулпан Билалова. Акын (Сказитель)
Чулпан Билалова. Акын (Сказитель)

Чулпан Билалова. Акын (Сказитель)

Колесо истории... Оно непрерывно движется, и в то же время постоянно возвращает нашу память в далёкое прошлое. Великий дар дан художникам — воскрешать и показывать события, канувшие в Лету, оживлять и насыщать подробностями память времён и народов, делать её близкой и понятной современным людям.


в начало


Наверх страницы На главную Написать письмоПосетителям сайта: информация и помощь Вниз страницы