Министерство культуры Республики Татарстан

Контакты •  Карта сайта •  Гостевая книга •  Поиск по сайту •  Ссылки

Офис Елабужского государственного музея-заповедника
А.Синицина. Exlibris Синициной Анны (акватинта). Фрагмент

ГлавнаяАрт проектыМарина Цветаева в экслибрисах Елабужской триеннале

Арт проекты

21.11.2015

Марина Цветаева в экслибрисах Елабужской триеннале

Людмила Пахомова журналист ЕГМЗ

Первая Елабужская триеннале, прошедшая в 2012 году, была посвящена 200–летию Отечественной войны 1812 года и первой русской женщине-офицеру Н.А.Дуровой. В экслибрисах нынешней триеннале нашли отражение поэт Марина Цветаева, а также сюжетные и ассоциативные композиции, связанные с её жизнью и творчеством.


Ю.Николаев. М.Цветаева — это Россия (линогравюра)
Ю.Николаев. М.Цветаева — это Россия (линогравюра)

Ю.Николаев. М.Цветаева — это Россия (линогравюра)

Три года назад авторами графических миниатюр были исключительно россияне. На этот раз экслибрисы в адрес Елабужского государственного музея-заповедника были присланы не только из нашей страны, но и из Беларуси, Египта, Индии, Казахстана, Канады, Кыргызстана, Сербии, Турции, Украины и Черногории. Таким образом, конкурс обрёл международный уровень.

Состав авторов был довольно разный: профессиональные художники и учащиеся ДХШ, студенты и деканы художественных факультетов, преподаватели ДХШ, учителя ИЗО, доценты кафедр художественных дисциплин, а также люди, казалось бы, далёкие от искусства: музыкант, инженер, переводчик, медицинский работник, менеджер, воспитатель детского сада…

Более половины представленных работ выполнено в технике линогравюры. Около трети приходится на офорт и сухую иглу. Пятнадцать участников триеннале сделали гравюры на пластике, картоне, дереве и оргстекле, а один — в технике меццо-тинто.

К.Мамченко. Ex libris Мамченко Ксении (акватинта)
К.Мамченко. Ex libris Мамченко Ксении (акватинта)

К.Мамченко. Ex libris Мамченко Ксении (акватинта)

Судя по тому, что достаточно большое количество российских авторов начали заниматься экслибрисом в последние пять лет, рост интереса графической миниатюре в нашей стране очевиден.

Около девяноста опытных и начинающих экслибристов претендовали на право стать победителями Елабужской триеннале. Имена четырёх из них, отобранных жюри и награждённых денежными премиями, были названы на открывшейся в октябре в Выставочном зале ЕГМЗ итоговой экспозиции.

Гран-при триеннале присуждено Нине Казимовой — графику из Санкт–Петербурга. Об её широкой известности говорят такие факты: она участница 310 городских, всероссийских и международных выставок, 44 раза была автором персональных экспозиций; является членом-корреспондентом Петровской Академии наук и искусств, возглавляет Санкт-Петербургское отделение Академии народного искусства.

Н.Казимова. Литературный музей М.И.Цветаевой (акватинта)
Н.Казимова. Литературный музей М.И.Цветаевой (акватинта)

Н.Казимова. Литературный музей М.И.Цветаевой (акватинта)

Один из экслибрисов Нины Казимовой выполнен для Литературного музея М.И.Цветаевой, а другой — для Библиотеки Серебряного века, которые входят в состав Елабужского музея-заповедника. Оба книжных знака во многом схожи. Они сделаны в технике акватинты с использованием различных тонов коричневого цвета. И в том, и в другом применены силуэт Марины Цветаевой работы Л.В.Кругликовой, строки из стихов поэта и довольно много шрифтов, которые, однако, не подавляют, а дополняют и украшают основное изображение.

В экслибрисе Литературного музея приведены строки М.И.Цветаевой: «Я — страница твоему перу. Все — приму. Я белая страница». В центре миниатюры изображение, напоминающее надгробную плиту. Это впечатление ещё более усиливает силуэт, расположенный в нижней части знака с обращённым вверх профилем поэта. Во втором экслибрисе силуэт является основным изображением, которое обрамляют рукописные строки, звёзды и розы, иллюстрирующие начальные слова одного из стихотворений М.Цветаевой: «Стихи растут как звёзды и как розы…»

Первого места в елабужском конкурсе был удостоен уфимский график Глеб Голубев, который побывал на открытии выставки и дал нам небольшое интервью.

Глеб Голубев
Глеб Голубев Фото Л.Пахомовой

Глеб Голубев

— Глеб Евгеньевич, часто ли вам приходится принимать участие в подобных художественных проектах?

— Приглашений приходит много, в основном, из Европы, с Востока и Азии. Откликаюсь, конечно, не всегда. Только в том случае, если тема меня трогает, как, например, у вас. И дело в данном случае даже не в том, что Марина Цветаева — поэт с мировым именем, а в том, что её стихи всегда меня задевают, вызывают чувство сопереживания. Я не перестаю удивляться точности её образов, чёткости мыслей. И получаю просто глубочайшее удовлетворение, когда читаю её поэзию.

Я предполагал, что в экслибрисах этого конкурса будет много портретов. Потому что, наверное, от них как-то легче оттолкнуться. А поскольку её фотоснимков не так уж и много и все они достаточно известны, то это, на мой взгляд, должно было неизбежно привести к некоторому однообразию.

Утверждать, что мои образы и символы в чём-то очень оригинальны, я, конечно, тоже не могу, но именно в них нашли своё отражение те эмоции и ассоциации, которые связаны у меня с Мариной Цветаевой.

Г.Голубев. Экслибрис М.Цветаева (линогравюра)
Г.Голубев. Экслибрис М.Цветаева (линогравюра)

Г.Голубев. Экслибрис М.Цветаева (линогравюра)

Экслибрисы Глеба Голубева, созданные в технике линогравюры, одновременно и лаконичны, и многозначны. На одном из них он изобразил М.Цветаеву, которую ангел уносит в мир иной. Их сопровождает оркестр ангелов-трубачей, а внизу линогравюры — елабужский храм, который она видела в последние дни своей жизни, поскольку окна отведённой ей с сыном комнаты выходили на Покровскую церковь.

На второй миниатюре — крест, символизирующий по замыслу художника как поэзию, так и жизнь Марины Цветаевой. На его чёрном фоне тонкий контур летящей белой птицы, а рядом — шесть колоколов, набат которых можно уподобить бередящим душу стихам поэта.

Посылая в Елабугу свою работу, студентка третьего курса факультета художественного образования Нижнетагильской государственной социально–педагогической академии Анна Синицына вряд ли рассчитывала стать реальной конкуренткой многоопытным графикам. Но именно ей жюри присудило второе место, отметив создание своего, а не растиражированного облика поэта, простоту и в то же время оригинальность замысла, объединившего Марину Цветаеву с эмблемой её рождения и горькой судьбы — рябиной, листья и кисти которой заполняют весь фон книжного знака, выполненного в технике акватинты.

А.Бакулевский. Экслибрис А.Елфимова. Бездна Цветаевой (ксилография)
А.Бакулевский. Экслибрис А.Елфимова. Бездна Цветаевой (ксилография)

А.Бакулевский. Экслибрис А.Елфимова. Бездна Цветаевой (ксилография)

Занявший третье место в Елабужской триеннале экслибриса 2015 года Народный художник России Александр Бакулевский живёт в столице Марий Эл Йошкар-Оле. Он мастер ксилографии с более чем сорокалетним стажем. Именно в этой технике А.Бакулевский сделал две графические миниатюры, посвящённые великому русскому поэту. Предназначенные для различных владельцев книжных знаков его экслибрисы тем не менее объединены одной темой, которая вынесена в очень сходных названиях — «Бездна Марины Цветаевой» и «Бездна Цветаевой». Делая акцент на драматической судьбе поэта, автор в одном случае изобразил её летящей в чёрный космос женщиной-ангелом с оборванным крылом. В другом случае — женщиной, которая, прижав руки к груди, стоит на краю тёмной пропасти, готовая ступить в неё босою ногой. На подоле её платья знак лиры, а вокруг — веют ветры, которые гонят облака, колышут травы и, быть может, препятствуют поэту сделать последний гибельный шаг.

Завершив краткий обзор работ победителей, отметим, что Глеб Голубев оказался прав в своих предположениях: третья часть экслибрисов включает узнаваемый облик Марины Цветаевой и чуть меньше этого — её предполагаемый образ. Среди других наиболее часто встречающихся изображений можно назвать книгу, рябину, храм, птицу, свечу, гусиное перо, цветы и строки из различных стихов поэта.

А.Литвинов. Ex libris Г.Р.Руденко (гравюра на пластике)
А.Литвинов. Ex libris Г.Р.Руденко (гравюра на пластике)

А.Литвинов. Ex libris Г.Р.Руденко (гравюра на пластике)

На фоне обилия портретов закономерно выделить наиболее примечательные. К ним, без сомнения, следует отнести Exlibris Г.Р.Руденко Алексея Литвинова (Украина, г. Харьков). Автору удалось в гравюре на пластике создать очень выразительный образ поэта, динамичность и силу которому придают словно вздымающиеся с одной стороны волны, а с другой — языки пламени.

Чрезвычайно живой портрет Марины Цветаевой получился у Анатолия Демьянова (Россия, г. Александров, акватинта). То же самое можно сказать о линогравюре «М.Цветаева — это Россия» Юрия Николаева из Чебоксар. Дав такое название своему книжному знаку, автор, очевидно, подразумевал стихию русского духа, которым пронизано творчество Марины Цветаевой. Внешне же это выразилось в изображении с одной стороны не свойственного ей облика в туго обтягивающей голову косынке, а с другой стороны — трёх деревянных шатровых храмов, расположенных с правой стороны лица.

В экслибрисе Максима Печерского (Россия, Свердловская область, п. Буланаш) помещены строки М.Цветаевой «Поэт издалека заводит речь. Поэта далеко заводит речь». Скрытую в них интригу он непостижимым образом смог отразить и в портрете поэта. Второй книжный знак этого автора, выполненный в той же технике линогравюры, отличается мастерской точностью штрихов, с помощью которых он создаёт свой вариант известного фотоснимка Марины Цветаевой.

А.Смыслова. Из книг Марины Цветаевой (линогравюра)
А.Смыслова. Из книг Марины Цветаевой (линогравюра)

А.Смыслова. Из книг Марины Цветаевой (линогравюра)

Символический образ поэта в виде женщины-птицы отражён в графических миниатюрах Самойловой Ларисы (Россия, Татарстан, г. Елабуга) и Мухаметовой Альфеи (Россия, г. Тюмень). Резцу последней, сделавшей гравюры на пластике, принадлежит ещё один экслибрис под названием «Древо Марины». Здесь в единой, цельной композиции объединены не только дерево со стволом, корнями и стилизованной кроной, но также распахнутая книга, свеча и гусиное перо.

Перо — символ литературного дара — по-разному обыграно и в двух книжных знаках Анны Смысловой (Россия, г. Муром). И хотя очень многие работы Елабужской триеннале отпечатаны в чёрно-белом варианте, но именно линогравюры А.Смысловой больше всего ассоциируются с жизнью Марины Цветаевой, в которой было много и белых, и чёрных полос.

Символические черты несёт в себе и экслибрис Музагитовой Алины (Россия, Татарстан, г. Набережные Челны), выполненный в виде двухчастного пейзажа. В правой его стороне изображено дерево с пышной короной, трава и летящая птица, а в левой — одинокий домик, сухое дерево и фрагмент реки. При виде последней картины невольно вспоминается Елабуга, дом, где оборвалась жизнь Марины Цветаевой, и Кама, по которой она с сыном приплыла на пароходе в эвакуацию в наш город.

А.Музагитова. Экслибрис Марины Цветаевой (линогравюра)
А.Музагитова. Экслибрис Марины Цветаевой (линогравюра)

А.Музагитова. Экслибрис Марины Цветаевой (линогравюра)

И уж если речь зашла о пейзаже, то стоит упомянуть о такой жанровой разновидности графической миниатюры, как натюрморт. Он взят за основу в линогравюре Малицкой Марины (Украина, г. Кировоград). В экслибрисе «Из книг Дудченко Галины» с названием «Рябина» автор поместила книгу, бутылку с чахлой веткой рябины и фужер. Весь этот скромный набор предметов оживляет полосатый фон: в верхней части — вертикальный, в нижней — горизонтальный. Полосы, идущие наискось, украшают и высокий фужер. Тёплый колорит книжному знаку придаёт коричневый монохром.

Ещё один натюрморт с книгами, рукописной тетрадью, чернильницей, пером и начертанными по фону строками из стихотворения М.Цветаевой «Мне нравится…» представлен в работе Судьиной Дарьи (Россия, г. Муром).

Лаконичность, как основополагающая черта экслибрисов, характерна для очень многих работ Елабужской триеннале. Но в некоторых она проявляется особенно явственно. Как, например, в книжном знаке Рамазановой Алины (Россия, Татарстан, г. Набережные Челны), выполненном в виде подвески камеи с силуэтом Марины Цветаевой. Сломанное колечко подвески и повреждённый контур камеи — знаки трагической судьбы поэта. В то же время есть среди представленных работ и сюжетные композиции, и даже развёрнутые повествования. Так во второй миниатюре Малицкой Марины запечатлён уходящий поезд, а на перроне — смотрящая ему вслед одинокая женская фигура.

М.Шайхлисламов. Экслибрис «Странствие Марины» (офорт)
М.Шайхлисламов. Экслибрис «Странствие Марины» (офорт)

М.Шайхлисламов. Экслибрис «Странствие Марины» (офорт)

В центре офорта Шайхлисламова Марата (Россия, Башкортостан, г. Уфа) нарисована в профиль молодая Марина Цветаева с гордо поднятой головой, а вокруг — характерные, нередко узнаваемые строения, ландшафты или доминанты Москвы, Тарусы, Коктебеля, Парижа, Праги и Елабуги. Не случайно свой экслибрис автор назвал «Странствие Марины».

А самым многозначным и многосюжетным экслибрисом триеннале стал книжный знак Галины Шарко, выполненный Постоноговым Евгением (Россия, г. Реж) в технике цветного офорта. В нём нашли отражение различные эпизоды жизни и смерти Марины Цветаевой, её дочери Ариадны и мужа Сергея Эфрона. Наложенные друг на друга кресты делят композицию на четыре части. В верхнем левом углу изображён за решёткой Сергей Эфрон, расстрелянный в 1941 году как враг народа. Напротив него, в нижнем правом углу, скорбно сгорбленная женская фигура, над которой висит роковая петля, затянувшаяся в том же 1941 году. Рядом с башней Московского Кремля и Эйфелевой башней — домик в Туруханске, где жила в ссылке Ариадна Эфрон. А над ним — журавлиный клин из писем, которые связывали её с поэтом Борисом Пастернаком. И это далеко не полный перечень того, что можно увидеть в книжном знаке, созданном Е.Постоноговым.

Е.Постоногов. Ex libris Галины Шарко (офорт)
Е.Постоногов. Ex libris Галины Шарко (офорт)

Е.Постоногов. Ex libris Галины Шарко (офорт)

Очевидно, что, взявшись за тему Елабужской триеннале, автор основательно изучил перипетии жизни Марины Цветаевой и её семьи. Примечательно и то, что он сопровождает свои конкурсные экслибрисы достаточно полными описаниями, разъясняющими изображённое. Вот только один фрагмент: «В центре композиции на перекрёстке «круг жизни». В нём сломанный браслет из литого серебра с надписью «Ариадна Эфрон о Марине Цветаевой». По свидетельству Елены Михайловны Эренбург Марина Цветаева подарила ей браслет. Эренбург носила его несколько лет, он ей очень нравился. В день гибели М.Цветаевой (31 августа 1941 г.) браслет разломился на две части. Одна осталась на руке, а другая упала на пол… Разлом литого из серебра браслета — удивительная духовная связь со сверхъественными неразгаданными силами, показанными двумя электрическими разрядами».

Своеобразие экслибрисов различных авторов можно кратко охарактеризовать тем или иным эпитетом. Например, слово «изящный» как нельзя более подходит к книжному знаку, выполненному Юрием Молибожко (Россия, г. Новороссийск) по мотивам стихотворения М.Цветаевой «Над Феодосией угас…» В нём он изобразил стройную женскую фигуру в струящемся длинном платье и шляпке с развевающимися лентами.

С.Большакова. Из книг М.Цветаевой (гравюра на картоне)
С.Большакова. Из книг М.Цветаевой (гравюра на картоне)

С.Большакова. Из книг М.Цветаевой (гравюра на картоне)

Эпитет «экспрессивный» отражает характер экслибриса Большаковой Светланы (Россия, Татарстан, г. Набережные Челны). Всё в её гравюре на картоне создаёт ощущение движения — рамка в виде распахнутых книжных листов, наклонённый силуэт М.Цветаевой, волнистый холм с церковью, летящая птица, падающие листья.

Романтизмом дышит миниатюра Мамченко Ксении (Россия, Свердловская обл., п. Левиха), созданная в технике акватинты. В ней юная Марина Цветаева запечатлена рядом с силуэтом Эйфелевой башни и строками из своего раннего стихотворения «В большом и радостном Париже…»

Загадочный образ поэта создал Андрей Максютин (Россия, Татарстан, г. Альметьевск), наделив её приметами главного героя поэмы «Крысолов».

Весёлым шаржем веет от линогравюры Наталии Широковой (Россия, г. Екатеринбург), изобразившей встречу Цветаевой с Пушкиным. Оба стоят на книге: он — во фраке и с тростью, почтительно сняв перед нею цилиндр, она — с пером и бумагой в руках, легкомысленно приподняв одну ножку.

Н.Широкова. Марина Цветаева. Мой Пушкин (линогравюра)
Н.Широкова. Марина Цветаева. Мой Пушкин (линогравюра)

Н.Широкова. Марина Цветаева. Мой Пушкин (линогравюра)

Однако гораздо чаще М.Цветаева предстаёт в облике, исполненном драматизма, как, например, в выполненных «сухой иглой» работах челнинских авторов Гульназ Якуповой и Айгуль Мунировой, где крупным планом изображено её лицо с огромными скорбными глазами. Или в двух линогравюрах Баллы Магдольны (Сербия, г. Бездан), запечатлевшей в разных вариантах женщину, сжавшуюся в комок, отгородившуюся в безвыходном отчаянии от всего мира.

Цветные отпечатки не были редкостью среди работ Елабужской триеннале. Но лишь в части из них использование цвета оказалось действительно оправданным, дополняющим изображение и усиливающим его эмоциональное воздействие. Таковы экслибрисы Чокнешели Инки (Турция, г. Стамбул) под названием «Кровавые цветы» и «Раненая поэзия», в которых акцент сделан на ало-красном.

Умело и тонко работает с цветом Самосюк Ольга (Россия, Башкортостан, г. Уфа), представившая два сюжетных офорта «Маме…» и «Синеют сливы…». Они созданы по мотивам стихотворений М.Цветаевой, строки которых то приглушенно, то более явственно проступают на книжных знаках уфимской художницы.

О.Самосюк. Ex libris N.Nos. Маме... (офорт)
О.Самосюк. Ex libris N.Nos. Маме... (офорт)

О.Самосюк. Ex libris N.Nos. Маме... (офорт)

Выдержки из произведений поэта на английском языке широко использовали индийские экслибристы Бани Ракеш и Джиндал Ишу из города Курукшетра, работающие в технике офорта.

Шрифты, являющиеся неотъемлемой частью книжных знаков, так или иначе представлены в каждом из них. Но далеко не везде они получили столь художественное воплощение, как в композициях Пилюгиной Анастасии (Россия, г. Санкт-Петербург), которая в одной линогравюре вписала слова «Exlibris памяти М.Цветаевой» в бутон цветка, а в другой расположила подобную надпись в виде узора на подоле платья М.Цветаевой. Органично включены строки поэта «... мне имя — Марина, Я — бренная пена морская» в графическую миниатюру Кочуровой Ирины (Россия, г. Серов). Буквы словно покачиваются на волнах, омывающих усеянные камешками берега. На причудливом фоне в виде огромных цветов кудрявятся барашки пены. И на весь этот многообразный, трепетный мир, одновременно сливаясь с ним, смотрит улыбающаяся Марина Цветаева.

И.Кочурова. Ex libris М.Пена (линогравюра)
И.Кочурова. Ex libris М.Пена (линогравюра)

И.Кочурова. Ex libris М.Пена (линогравюра)

Более 130 графических миниатюр Елабужской триеннале этого года навсегда останутся в фондах музея-заповедника. И, конечно, им не придётся лежать под спудом. ЕГМЗ является организатором проходящих каждые два года Международных Цветаевских чтений, проводит дни памяти поэта, цветаевские костры, устраивает настоящие праздники, посвящённые юбилейным датам. И во всех этих событиях могут быть использованы творческие работы, присланные экслибристами из разных стран мира.

 


в начало


Наверх страницы На главную Написать письмоПосетителям сайта: информация и помощь Вниз страницы