Елабужский государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник Елабужский государственный музей-заповедник
Елабужский государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник Елабужский государственный музей-заповедник

ДОМ-МУЗЕЙ И.И. ШИШКИНА

27 декабря 2017

Елабуга и Шишкин: нерасторжимость связи

Людмила Пахомова, журналист ЕГМЗ

Уходящий год был отмечен разными событиями и датами. Одна из них — 185-летие со дня рождения великого русского художника Ивана Ивановича Шишкина. Дом, в котором он вырос, куда не раз приезжал, будучи знаменитым, давно уже превратился в музей. Сотни тысяч туристов смогли увидеть родовое гнездо, давшее миру выдающегося живописца и графика. Стало уже традицией каждые пять лет широко отмечать его день рождения, приглашая в Елабугу прямых потомков, других представителей шишкинского рода, исследователей жизни и творчества художника.

Научно-практическая конференция
Научно-практическая конференция Фото Л.Пахомовой

Научно-практическая конференция

В программу последних праздничных торжеств входила научно-практическая конференция с заявленной темой «Духовное наследие И.И.Шишкина в культурном пространстве современной России». Были также затронуты различные аспекты родословия. Завершились выступления фильмом «Шишкинские места близ Елабуги», который был снят заведующим музеем природы национального парка «Нижняя Кама» Ринуром Бексмансуровым.

А начался разговор с выступления главного специалиста отдела живописи второй половины XIX – начала XX века Государственной Третьяковской галереи Галины Чурак. Она рассказала о двух необычных, не пейзажных, а жанровых работах И.И.Шишкина, которые стали известны в последние годы. В них художник с большой теплотой изобразил свою первую жену Евгению. В первой — за чтением письма, во второй — во время беременности дочерью Лидией. Г.Чурак сообщила, каким образом удалось установить подлинность картин художника, рассказала о судьбе небольших по размеру полотен, изначально находившихся в семейной коллекции, а в настоящее время принадлежащих частным собраниям.

Галина Чурак
Галина Чурак Фото Л.Пахомовой

Галина Чурак

Ведущий научный сотрудник отдела живописи второй половины XIX – начала XXI века Русского музея Сергей Кривонденченков сделал подробный доклад на тему «Зимние эффекты» И.И.Шишкина. «В собрании Русского музея, — сказал он в начале своего выступления, — находится обширная коллекция рисунков Шишкина, около полутора тысяч единиц. Среди множества графических изображений природы следует выделить альбом «Зимние эффекты», относящийся к концу 1880-х – началу 1890-х годов. Название альбома объединяет редкое для произведений Шишкина время года и не любимое художником слово «эффект». Это вызывает особенный интерес к альбому и требует определения его места в творчестве мастера».

Но прежде чем перейти к детальному анализу «Зимних эффектов», С.Кривонденченков напомнил, что пейзажи, отображающие это время года, появились в русском изобразительном искусстве сравнительно поздно. У Шишкина, к примеру, первые серьёзные работы датируются 1875 («Первый снег») и 1877 («Зима в лесу. Иней») годами.

Сергей Кривонденченков
Сергей Кривонденченков Фото Л.Пахомовой

Сергей Кривонденченков

Общеизвестно, что основанием для всех картин художника служили натурные зарисовки и этюды. Обратившись к зимним пейзажам, он остался верен своему кредо и начал «скурпулёзно осваивать премудрость изображения зимней природы».

55 собранных в альбоме изображений включают общие планы и отдельные детали — заснеженные ветви, пни и стволы деревьев. Они выполнены карандашом, углём и мелом. При этом для большей выразительности меловых пятен Шишкин применяет серую, голубую и красноватую бумагу. По словам С.Кривонденченкова: «Художник выбирал сложные, не читаемые с первого взгляда лесные участки, состоящие из чередования множества стволов и ветвей. Ему удалось уловить придуманное природой хитросплетение форм и, не приукрашивая, подчеркнуть уникальность изображённого участка природы».

Итогом этой кропотливой и сложной работы явилось монументальное (125,5 × 240) полотно «Зима», завершённое в 1890 году.

Альбом Шишкина «Зимние эффекты» поступил в Русский музей в 1926 году из Академии художеств, где его листы служили в качестве образцов для студентов пейзажного класса.

Валентина Конюхова и прапраправнук И.И. Шишкина Ипполит Ридингер
Валентина Конюхова и прапраправнук И.И. Шишкина Ипполит Ридингер Фото Л.Пахомовой

Валентина Конюхова и прапраправнук И.И. Шишкина Ипполит Ридингер

Главный научный сотрудник Музея истории и культуры Среднего Прикамья г. Сарапула Валентина Конюхова выступила с докладом о жизни и деятельности учёного с мировым именем, коллекционера Алексея Порфирьевича Ильинского (1888–1945). Уроженец г. Сарапула Вятской губернии, он был страстным поклонником творчества своего земляка И.И.Шишкина, считал его непревзойдённым знатоком русского леса. В течение многих лет учёный собирал его рисунки и офорты, став обладателем крупнейшей коллекции графического наследия мастера.

В 1942 году, пережив ужасы блокадной зимы, он был эвакуирован в Казань, откуда писал своей дочери: «Намечается наш переезд в угол к Алексеевым… Это местный профессор, очень милый, культурный человек. Мать его сарапульская, родная племянница Ивана Ивановича Шишкина. Пройдя по Раифскому лесу, всё больше и больше начинаю ценить Шишкина. Лес он изображал всё-таки изумительно».

Работы художника Ильинский начал коллекционировать в 20-е годы. В его собрании было несколько сотен листов как самого мастера, так и его учеников. Поднимался вопрос о публикации графического наследия Шишкина. При этом предполагалось, что автором монографии будет Ильинский, являвшийся знатоком как растительного мира, так и изобразительного искусства. Но он не успел осуществить этот замысел.

В 1988 году дочери профессора Ильинского передали в Сарапульский музей пять офортов Шишкина.

Светлана Новикова
Светлана Новикова Фото Л.Пахомовой

Светлана Новикова

Продолжением этой темы стало выступление старшего научного сотрудника фондов Государственного музея ИЗО Республики Татарстан Светланы Новиковой, представившей доклад «Значение коллекции А.А.Ильинского для формирования собрания графики И.И.Шишкина в Государственном музее изобразительных искусств РТ». В настоящее время музей ИЗО располагает коллекцией из 25 рисунков и 343 листов печатной графики. Комплектование её велось в несколько этапов. Последним крупным пополнением стала закупка в 1985 году у дочерей А.П.Ильинского части коллекции, насчитывающей 95 произведений.

В целом собрание профессора было распределено его наследниками по различным музеям России, находящимся в Санкт-Петербурге, Казани, Сарапуле, Омске, Красноярске и других городах. Что же касается музея ИЗО, то благодаря закупке 1985 года в него поступили литографии, офорты и цинкографские оттиски произведений самого И.И.Шишкина, гравюры и рисунки его учеников (Кочетовой, Космаковой, Лагоды, Хохрякова), офорты Боброва с портретами художников И.Шишкина и С.Щедрина, а также альбом фототипий с рисунками второй жены Ивана Ивановича Ольги Лагоды.

По словам Светланы Новиковой, некоторые хранящиеся в фондах музея цинкографские оттиски позволяют проследить очерёдность работы Шишкина над доской, этапы доработки изображений. Сюжеты в цинкографии художник в основном заимствовал с живописных оригиналов, натурных рисунков или литографий.

Ирина Солнцева с мужем
Ирина Солнцева с мужем Фото Л.Пахомовой

Ирина Солнцева с мужем

Праправнучатая племянница И.И.Шишкина по линии сестры Александры Ирина Солнцева (г. Москва) сообщила, в частности, о новых сведениях, касающихся иконографии художника. Она процитировала письмо, адресованное в 1908 году дочерью живописца Лидией И.С.Остроухову, возглавлявшему попечительский совет Третьяковской галереи. В нём идёт речь о портрете И.И.Шишкина, написанном И.Н.Крамским. Не об одном из тех двух, хорошо известных, созданных в 1873 г. и в 1880 г. и входящих в собрания Третьяковской галереи и Русского музея, а о другом — третьем. «У меня есть портрет, — пишет Лидия Ивановна, отца моего Ивана Ивановича Шишкина, рисованный Крамским в 1869 году. Портрет этот вы должно быть знаете, но для точности скажу. Он в натуральную величину под стеклом в ореховой раме. Мне было бы крайне приятно сознавать, что он находится в галерее, так как продавать портрет отца приходится, конечно, только по необходимости».

Как сложилась судьба этого портрета — остаётся загадкой.

Ещё одну загадку представляла акварель Карла Гуна «Красная горка в Елабуге». Долгое время считалось, что автор, выпускник Императорской Академии художеств, изобразил на пикнике в числе других И.И.Шишкина. Однако научный сотрудник Информационного центра ЕГМЗ, администратор сайта Алексей Куклин привёл убедительные доказательства того, что К.Гун запечатлел не самого художника, а его отца — И.В.Шишкина. Кроме того, сравнив две одноимённых акварели, хранящихся в собрании Третьяковской галереи и Русского музея, А.Куклин пришёл к выводу, что московский музей располагает оригиналом, тогда как в петербургском хранится не реплика автора, а копия, выполненная не очень умелой рукой, хотя атрибутирована она как работа Карла Гуна.

Выступает Римма Еркинова (в центре)
Выступает Римма Еркинова (в центре) Фото Л.Пахомовой

Выступает Римма Еркинова (в центре)

Директор Национального музея им. А.В.Анохина Римма Еркинова (г. Горно-Алтайск) подготовила доклад о последнем ученике И.И.Шишкина алтайском художнике Григории Чорос-Гуркине (1870–1937). В приведённой ею цитате из первого биографического очерка «Г.Гуркин», опубликованного в 1908 году в журнале «Нива», говорится: «Вскоре между профессором и учеником образовалась тесная связь и симпатия, основанная на родственности их дарований, однородности художественных вкусов и стремлений и на одинаковой работоспособности и любви к делу. Для него существовал только Шишкин, тем более, что он изображал тот же лес, любил ту же глухую, непролазную, дикую тайгу, среди которой всю жизнь провёл Гуркин. Учитель и ученик по духу оказались родственными и были как бы созданы друг для друга. Молодому художнику не приходилось тратить, подобно другим, целые годы на трагические искания «самого себя», которые сплошь и рядом губят и очень крупные дарования».

Первый профессиональный художник среди коренных народов Сибири Григорий Чорос-Гуркин в начале ХХ века был широко известен. Он являлся участником выставок передвижников. Наивысших результатов художник достиг в пейзажной живописи, хотя его творческое наследие включает портреты и более трёх тысяч этнографических рисунков. В Сибири Чорос-Гуркин прославился также как талантливый писатель, мыслитель, просветитель и педагог. Расстрелянный в годы сталинских репрессий, он был посмертно реабилитирован в 1956 году и по сей день является легендой сибирского искусства.

Ещё одной ученицей И.И.Шишкина была, без сомнения, его дочь от второго брака Ксения, которой было 16 лет, когда умер отец. Доклад о её жизни и творчестве сделала заведующая Домом-музеем И.И.Шишкина Лариса Башкирова. Она привела много интересных сведений о Ксении, которые стали известны лишь в последнее время: местах её проживания; ходатайстве о назначении пенсии из казны как дочери профессора живописи, имеющего заслуги в истории русского искусства, поскольку её «заработок, как художницы, слишком невелик и непостоянен»; о бедственном положении, в котором она с родной тётей по матери оказались в начале 20-х годов, из-за чего пришлось за бесценок, а порой просто за продукты распродавать богатую коллекцию отца.

Лариса Башкирова
Лариса Башкирова Фото Л.Пахомовой

Лариса Башкирова

После смерти тёти (в январе 1921 г.) упоминания о Ксении в архивах Санкт-Петербурга отсутствуют. На запрос в Национальный архив Хельсинки были получены сведения, что, имея российское подданство, она проживала в 1922 и 1923 гг. в Выборгской волости. Сохранился также документ 1937 года, в котором речь идёт о прошении Ксении в российское посольство на въезд в Россию из Финляндии. Но после этого следы её теряются.

Несмотря на то, что Ксения вошла в Реестр художников Российской империи, СССР и России, сведений о её работах сотрудники елабужского музея до недавнего времени не имели. Начало знакомству с её творчеством было положено в 2007 году, когда внучатая племянница Шишкина Л.Д.Саначина передала в дар музею акварельную открытку, выполненную Ксенией. Следующую её работу сотрудникам ЕГМЗ удалось увидеть в 2009 году у родственников Шишкина, проживающих в Сербии, во время командировки в Белград.

В 2015 году в музей были присланы электронные копии двух живописных полотен Ксении Шишкиной, выставленных на продажу в галерее Санкт-Петербурга. Ещё одну находку принёс 2016 год, когда выяснилось, что в коллекции Дальневосточного музея хранится её этюд «Цветы на балконе». Он экспонировался на осенней выставке 1905 года в Академии художеств и оттуда сразу же поступил в фонды музея АХ, а позднее был отправлен на Дальний Восток.

Таким образом, в настоящее время известны пять работ Ксении Шишкиной. Фотокопию одной из них можно увидеть в мастерской в музее её отца

Автор книги «Трёхсотлетнее древо рода Шишкиных», старший научный сотрудник Дома-музея И.И.Шишкина Надежда Курылёва представила новые сведения о родословии, касающиеся брата художника Николая, сестры Екатерины и их семей. Но прежде она охарактеризовала родословное древо и назвала тех, кто помогал в его создании.

Надежда Курылёва
Надежда Курылёва Фото Л.Пахомовой

Надежда Курылёва

«Ныне оно насчитывает 506 имён, — сообщила Н.Курылёва, — включает 12 имён предков художника и 57 имён его прямых потомков, состоит из 15 поколений, содержит 118 имён современных представителей рода, среди них 32 человека — прямые потомки И.И.Шишкина. История рода прослежена на протяжении трёхсот пятидесяти лет. Предки упоминаются в переписной книге села Трехсвятского (что «в Елабуге тож») за 1646 год.

Слова огромной благодарности всем, кто принимает участие в этом деле, и в первую очередь — потомкам. Они воссоздали целые ветки на древе, помогли в поиске новых направлений. В 2008 году проект «Исследование родословия великого русского живописца Ивана Ивановича Шишкина» получил грант, который подписал Президент России Д.А.Медведев. «Благодаря имени великого художника впервые в истории России родословное исследование было поддержано в рамках государственной политики в области культуры и искусства», — отметил почётный член Уральского историко-родословного общества В.А.Могильников. Могильников предоставил материалы документов РГАДА, которые позволили углубить род на два поколения и расширить сведения по ранней истории Шишкиных…

Освоение президентского гранта, а это работа в архивах России и Финляндии, встречи с потомками И.И.Шишкина в гг. Хельсинки и Белграде в 2009 году помогли полностью восстановить крону в древе художника по линии его старшей дочери Лидии Ивановны.

На данный момент нет информации о потомках Ксении Шишкиной. Ничего неизвестно о современных представителях рода старшего брата художника Николая и младшей сестры Екатерины. Поэтому в последнее время в основном по этим направлениям велась целенаправленная работа в архивах Москвы, Петербурга и Республики Башкортостан».

Далее Надежда Курылёва более подробно рассказала о брате художника Николае и его сыне Иване, также художественно одарённом и мечтавшем пойти по стопам дяди, но рано умершем от чахотки; и о сестре Екатерине (в замужестве Комаровой).

У Комаровых, которые жили вначале в Сарапуле, а затем в Уфе, было двое детей — Александра и Владимир. Сын продолжил дело отца по торгово-промышленной части, а вот дочь с детства проявила интерес к художеству. «Её мать Екатерина Ивановна, — рассказала Н.Курылёва, — посылала работы дочери своему знаменитому брату, советовалась с ним о художественном образовании Александры. С конца 1880-х годов Александра жила в семье художника в Петербурге, была ученицей И.И.Шишкина, его биографом».

Будучи в 1896–1898 годах вольнослушательницей Академии художеств, она занималась в мастерской известного художника-гравёра В.В.Матэ и в ноябре 1898 года получила звание художника по гравюре. Впоследствии давала уроки рисования и живописи, участвовала в выставках. Умерла в январе 1942 года в блокадном Ленинграде.

Ринур Бекмансуров (слева) и Алексей Куклин
Ринур Бекмансуров (слева) и Алексей Куклин Фото Л.Пахомовой

Ринур Бекмансуров (слева) и Алексей Куклин

Ярким завершением научно-практической части праздничных торжеств стал фильм «Шишкинские места в окрестностях Елабуги», созданный заведующим Музеем природы национального парка «Нижняя Кама» Ринуром Бекмансуровым. Загоревшись идеей показать места, где живописец делал этюды для своих будущих работ, автор фильма в течение нескольких лет собирал материалы: изучал природные ландшафты, старинные карты, краеведческую литературу, письма И.И.Шишкина, выезжал в Русский музей, Третьяковскую галерею, Государственный музей изобразительных искусств РТ, Пермскую художественную галерею, где экспонируются и хранятся полотна художника.

Не имея соответствующей профессиональной подготовки, Ринур стал и режиссёром, и ведущим, и оператором. Он буквально жил этим фильмом и сумел в одиночку, без всякого финансирования создать работу, которую высоко оценили те, кто причастен к жизни и творчеству художника.

Вместе с автором фильма зрители отправляются в увлекательнейшие путешествия, имея возможность сравнить картины И.И.Шишкина с предполагаемым, а нередко несомненным местом их написания. Так, ранняя работа «Жатва» приводит к селу Татарские Челны, полотно «Кама» — на высокий берег реки возле спуска к старой пристани, картины «Кама близ Елабуги» и «Разливы рек, подобные морям» — на дорогу, поднимающуюся с лугов западнее села Танайка, офорт «На Каме близ Елабуги» — на Красную горку, работа «Рожь» — в окрестности села Лекарева, осенний пейзаж «Богатый лог» — в Большой бор и т.д.

Виды некоторых окрестностей Р.Бекмансуров приводит просто в качестве примеров очень сходных с шишкинскими сюжетами. В частности, в полотнах «Перед грозой» и «Ивы, освещённые солнцем».

«Удивительно, — говорит автор фильма, — но на каждой опушке, в каждой причудливой форме сосны, игре солнца на стволах сосен мы угадываем сюжеты шишкинских картин. И это не случайно. Шишкин научил нас по-другому смотреть на мир природы и это новое знание - восхищение природой - глубоко оседает в сознании человека, который хоть раз видел его картины».

Фильм Ринура Бекмансурова вызвал очень много тёплых и благодарных отзывов, в том числе от представителей Третьяковской галереи и Русского музея. Но, пожалуй, наиболее кратко и ёмко высказалась директор Кемеровского областного музея изобразительного искусства Лариса Мызина, сказавшая: «Ты сделал очень серьёзный исследовательский труд. Твой фильм позволяет понять величие этой природы и то, почему здесь родился такой художник. Пусть подобный сюжет снимет суперпрофессионал, он увидит всё другими глазами. Ты видел душой и это — главное в твоём фильме».

Наверх страницы Вниз страницы