Елабужский государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник Елабужский государственный музей-заповедник
Елабужский государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник Елабужский государственный музей-заповедник

ЛИТЕРАТУРНЫЙ МУЗЕЙ М.И. ЦВЕТАЕВОЙ

14 февраля 2019

Рабочие тетради Цветаевой

Лилия Сагирова

Экспозиция Литературного музея М.И. Цветаевой Елабужского государственного музея-заповедника пополнилась двумя новыми книгами — факсимильными изданиями черновых тетрадей поэта, полученными в дар от известного исследователя и публикатора, лауреата Литературной премии имени М.И. Цветаевой Екатерины Лубянниковой.

Рабочие тетради Цветаевой
Рабочие тетради Цветаевой
Рабочие тетради Цветаевой

В изданиях представлены самые ранние из сохранившихся рабочих тетрадей Цветаевой — 1919–1921 годов, которые содержат черновые и полубеловые варианты романтических пьес, циклов стихов и размышления о театре.

В них наглядно отражена история создания произведений поэта: Цветаева записывала множество вариантов одной строки, строфы, меняя стихи, слова, смыслы, искала поэтические образы. Нередко стихотворение рождалось из одного слова, пришедшего во время создания другого произведения. Творческую работу Цветаева отождествляла не с записью смысла, а с процессом письма, который, по её мнению, непосредственно и создавал смысл. Все эти особенности её авторского литературного письма интересны исследователям.

Обычным читателям будут более интересными личностные особенности Марины Цветаевой: так, например, Цветаева традиционно опускала число 13 и поэтому в тетрадных листах вместо номера 13 проставлен номер 12 bis. Несмотря на то, что в Советской России с 1 февраля 1918 года был введён новый календарный стиль (григорианский), Цветаева вплоть до своего отъезда за рубеж в мае 1922 года пользовалась старым (юлианским) календарём. Также при письме она использовала дореволюционную орфографию. Вероятно, старый стиль и старая орфография были для неё приметами прошлого.

В одной из черновых тетрадей, на полях поправок к пьесе «Конец Казановы» можно увидеть рисунок трёх звериных голов, загадочно подписанный «ХИТУПИВ». На самом деле это шуточная анаграмма «питухив». Так Цветаева называла своего квартиранта — молодого красноармейца Бориса Бессарабова, «доброго духа» её жилища в Борисоглебском переулке.

В то же время это слово стало в домашнем обиходе Цветаевых нарицательным, обозначая всё искажённое, ненастоящее. «Петухивом» называлось ободранное чучело лисы, висевшее в гостиной. Автор этого рисунка, скорее всего, девятилетняя дочь Цветаевой Аля. Марина Ивановна неодобрительно относилась к таким развлечениям дочери. На страницах рукописи 1921 года выведен строгий материнский наказ: «Запрещаю тебе рисовать в тетрадке! Писание — не баловство, а долг!».

Черновые тетради Марины Цветаевой — тетради поэтического ремесла, в том смысле, в каком стоит это слово в заглавии одной из цветаевских книг: «Моё ремесло — в самом простом смысле: то, чем живу, — смысл, забота и радость моих дней».

Наверх страницы Вниз страницы