Министерство культуры Республики Татарстан

Контакты •  Карта сайта •  Гостевая книга •  Поиск по сайту •  Ссылки

Офис Елабужского государственного музея-заповедника
Семейный портрет на фоне картин

ГлавнаяБиблиотека Серебряного векаГариф Ахунов: страницы памяти

Библиотека Серебряного века

29.12.2015

Гариф Ахунов: страницы памяти

Людмила Пахомова журналист ЕГМЗ

В год 90-летия со дня рождения известного татарского писателя Гарифа Ахунова (1925–2000) в издательстве «Рухият» вышла книга, дающая достаточно полное представление о его жизни и творчестве, о том, каким на редкость замечательным он был человеком. В книге собраны публикации более ста авторов.


Наиля Ахунова с книгой об отце
Наиля Ахунова с книгой об отце Фото Л.Пахомовой

Наиля Ахунова с книгой об отце

Один из них, не менее известный татарский писатель Диас Валеев, в очерке «Три дня с Гарифом Ахуновым» признаётся: « Когда я задумал писать этот очерк, я перечитал ранее читанные романы Ахунова «Клад» и «Дочь Волги» в переводе на русский его сына Рашита Ахунова. Разрушилась страна, изменилась философия времени, в основных жизненных установках миллионов людей также произошли кардинальные перемены — меня интересовало, сохранились ли при этих мощных стрессовых сдвигах сами романы писателя? Не потеряли ли они своё значение? Нисколько. Художественная сила спасла произведения. Меня поразили красота замысла, соразмерность отдельных частей, эпическая, несмотря на лаконизм форм, мощь автора… По глубине подхода к теме, по широте панорамного охвата народной жизни, включающей в себя десятки и сотни разноплановых событий, Гариф Ахунов в татарской литературе не имеет, наверное, себе равных».

Из этого же очерка можно узнать, насколько он всегда был занят общественно-политическими делами, являясь в разное время, а то и одновременно председателем Союза писателей республики, депутатом Верховного Совета СССР, делегатом партийных съездов и т.д. и т. п. «Практически вся эта деятельность, — пишет Диас Валеев, — ставила на нём крест как на литераторе. Писателю надо же ведь писать книги! Читателю всё равно — делегат ты партсъезда или не делегат! Сколько литераторов сгубили свой талант, уйдя в эту безумную круговерть, как в бездонный омут. Бесконечные заседания, командировки, собрания, совещания, встречи, речи, застолья, выступления… С ума сойти можно! Без строжайшей самодисциплины — всё, бесповоротный конец! Не случайно от такой жизни Александр Фадеев спился, а потом и покончил с собой. А у Гарифа Ахунова, оказывается, каждый божий день начинался с работы за письменным столом. Что бы в этот день не происходило и где бы он ни находился — дома в Казани или в командировке в какой-нибудь Якутии, или на сессии Верховного Совета в Москве — в пять утра он, как штык, был уже за столом, сидел, писал».

На презентации книги о Гарифе Ахунове
На презентации книги о Гарифе Ахунове Фото Л.Пахомовой

На презентации книги о Гарифе Ахунове

На презентацию книги, которая включает в себя тексты на двух языках и на татарском звучит как «Гариф Ахунов: хэзинэле гомер», а на русском носит название «Гариф Ахунов: писатель, нашедший клад», в Библиотеку Серебряного века Елабужского государственного музея-заповедника приехала из Казани и Альметьевска небольшая творческая группа: поэтессы Наиля Ахунова и Ольга Левадная, журналисты Наиля Ганиева и Елена Сунгатова. Все они так или иначе непосредственно связаны с изданием этой книги. Дочь писателя Наиля Ахунова, например, является составителем, автором стихов, воспоминаний, газетных публикаций. Она, в основном, и представляла юбилейное издание, рассказывая об отце и творческой династии Ахуновых, зачитывая фрагменты из книги. К примеру, блиц-интервью, которое Наиля взяла у Гарифа Ахунзяновича в 1995 году по случаю его 70-летия. Из него мы узнаём, что главным успехом в жизни писатель считал свою семью, а лучшим отдыхом — работу в саду с женой Шаидой. Любимым его поэтом был Габдулла Тукай, писателем — Михаил Шолохов, а человеком, вызывавшим наибольшее восхищение — Расул Гамзатов. Наивысшим счастьем для него было признание его книг, его труда народом. А на вопрос, что внушает ему наибольший страх, 70-летний Гариф Ахунов ответил: «Я уже ничего не боюсь, даже смерти».

В книге помещено несколько небольших произведений писателя. Почти все они на татарском языке. И только один рассказ «Первый подарок» в переводе Рустема Кутуя — на русском. С ним участников презентации также познакомила Наиля Ахунова, частью пересказав и прочитав несколько отрывков: «Мечтать я начал рано, с шести лет. Отца схоронили, и я задумался: не пошагать ли мне куда глаза глядят. А отца убил ударом ножа нанятый кулаками бандит. Осталось нас у подола матери Бибинур четверо детей. Проживи-ка на тридцать рублей в месяц. Легче бы, наверное, умереть, но дышали мы жадно, — слава богу, воздуха хватало, потому и выжили. Налоги попросту душили: три центнера картошки — отдай, двадцать килограммов мяса — отдай, двести литров молока — отдай, шерсть — отдай… От этого «отдай» — ай! — звенит в ушах, жжёт-плачет. Для детской памяти многовато, пожалуй, а вот запомнила как проклятое заклинание: отдай! Страховка — добровольная, а заем — принудительный. Не хочешь, не живи, твоя воля.

Автограф от дочери писателя
Автограф от дочери писателя Фото Л.Пахомовой

Автограф от дочери писателя

Для коровы мы тащили сено со всех лужаек. Стыдно говорить, и овечье молоко забирали. Какие лыжи-коньки-санки?! С каких остатков? Отсюда и зависть палящая, отсюда и обида горькая к более удачливым сверстникам, с расписными санками возвращающимся с базара. Чем же мне-то похвалиться?..

Вот тут как раз и подфартило — в Казань! на летние каникулы! ох, и замечательно! на тысячи висячих огней глянуть! Ну и повезло, ну и одарил бог, услышал мечту мою, никому не рассказанную».

Это в Казани, заработав немного денег, десятилетний Гариф купил себе в подарок не сандалии или тапочки, чтобы обуть босые, покрытые цыпками ноги, а игрушечный барабан, который с гордостью привёз в родную деревню.

На презентации книги о Гарифе Ахунове
На презентации книги о Гарифе Ахунове Фото Л.Пахомовой

На презентации книги о Гарифе Ахунове

«С четвёртого класса, — продолжает он, — я уже писал стихи, составляя слова лесенкой. Рисовал акварельными красками родную деревню Училе с её взбалмошными собаками, злыми гусаками, вытягивающими шеи, чтобы ущипнуть клювом за штаны. Рисовал всё подряд, что подхватывал взглядом, и волновался при этом необыкновенно — зимой и летом, на весенних проталинах и под осенними листьями. Снежные бабы на моих листках не таяли, собаки навечно оставались с задранными хвостами…»

Гариф Ахунов не стал художником, но рисование всю жизнь оставалось его любимым занятием.

В рассказе «Первый подарок» нашли отражение не только детство, а вся жизнь писателя, которая предстаёт то в подробных деталях, то в обобщённых картинах и размышлениях. О своём чудесном, покрытом лаком барабане он не забывал никогда. Это очевидно из последних строк рассказа: «И в минуты–часы угнетённого настроения я беру за руку десятилетнего барабанщика, и мы совершаем спасительную прогулку по казанским взбегающим улицам. Жизнь, потерявшая было звуки и краски, вновь обретает чистый тон и акварельные цвета».

Вторым составителем, а также редактором книги о Гарифе Ахунове является альметьевская журналистка Наиля Ганиева, которая, по словам дочери писателя: «Собрала очень много интересных материалов по Альметьевску (где Г.Ахунов с семьёй жили с 1958 по 1968 годы — авт.) и этому нефтяному району, нашла очевидцев тех событий, о которых мой отец написал, людей, ставших прототипами его героев».

Наиля Ганиева
Наиля Ганиева Фото Л.Пахомовой

Наиля Ганиева

Речь, в первую очередь, идёт о романе «Клад», который был впервые опубликован в 1963 году. Через десять лет Гариф Ахунов получил за него Государственную премию имени Габдуллы Тукая, а спустя ещё два года на основе этого произведения на Свердловской киностудии был снят художественный фильм с одноимённым названием.

Фрагмент из этой кинокартины был показан в Библиотеке Серебряного века, где зрители смогли увидеть юного Александра Филиппенко и Жанну Хамукову, сыгравших главные роли в романтических эпизодах, рисующих картину первой любви.

Наиля Ганиева не случайно взяла бразды правления по созданию книги о Гарифе Ахунове в свои руки, ей уже очень давно были близки и сам писатель, и его произведения. «Мы росли на книге «Клад», — сказала она, — и фильм в 1975 году снимался в той деревне, где я родилась». Своё выступление Н.Ганиева посвятила в основном интересным и забавным событиям, связанным с созданием этой киноленты. «Благодаря фильму «Клад», — сообщила она, — две семьи обрели новые дома. Во-первых, родственники-погорельцы Гарифа Ахунова из деревни в Арском районе, которым он отдал весь свой гонорар за кинофильм. А, во-вторых, семья Зариповых, на усадьбе которой снимались некоторые эпизоды ленты. Дом был старый-престарый, но именно он был выбран съёмочной группой. А после выхода фильма на экраны его хозяйка стала каждый день пилить своего мужа: «Вот опозорились на весь Советский Союз. Наш дом оказался самым старым, самым ветхим, самым страшным. Немедленно надо строить новый». И хотя средств в многодетной семье было мало, Хабибрахман-абы не оставалось ничего другого, как купить сруб и построить дом».

Ольга Левадная
Ольга Левадная Фото Л.Пахомовой

Ольга Левадная

Продолжая эту тему, Наиля Ахунова сказала, что они предлагали назвать книгу об отце по другому — «Клад бессребреника Гарифа Ахунова», потому что всё, что ему попадало, даже дорогие подарки по случаю его юбилеев, он раздаривал односельчанам, родственникам, друзьям. Вспомнила она и Александра Филиппенко, который, несмотря на очень плотный график работы, прибыл в 2008 году в Казань на торжество, связанное с названием одной из улиц микрорайона «Солнечный город» именем автора книги «Клад».

Заметный след Гариф Ахунов оставил и в судьбе казанской поэтессы Ольги Левадной, также приехавшей в Елабугу на презентацию книги. Он дал ей рекомендацию в Союз писателей, одной из первых подарил роман «Дочь Волги» с пожеланием в автографе белого, а, иначе говоря, светлого счастья. Примечательно, что своё первое в жизни эссе Ольга Левадная написала именно в память о Гарифе Ахунове. И это стало своеобразным рубежом в её творческой биографии, поскольку с тех пор она поведала читателям в этом литературном жанре уже о многих татарских писателях.

Ольга Левадная подарила свои книги в Библиотеку Серебряного века, а вместе с Наилёй Ахуновой они прочли несколько собственных стихотворений из антологии «Как время катится в Казани золотое», выпущенной к празднованию 1000-летия столицы Татарстана. В фонды музея-заповедника была подарена и книга о Гарифе Ахунове, автограф на которой оставила его дочь. Ещё одна такая книга стала именным подарком старшему научному сотруднику отдела научно-просветительской и экскурсионной работы ЕГМЗ, экскурсоводу Светлане Андарзяновой. Её вручила Наиля Ганиева со словами: «Все альметьевские дети от вас в восторге и нефтяники тоже».

Фрагмент выставки Елены Сунгатовой
Фрагмент выставки Елены Сунгатовой Фото Л.Пахомовой

Фрагмент выставки Елены Сунгатовой

В завершении встречи в каминном зале Библиотеки Серебряного века была открыта выставка одного дня, которую привезла из Казани главный редактор сайта «Культура и искусство в Татарстане» Елена Сунгатова. На ней были представлены как её фотоработы, так и живопись.

«Почему мы с Наилёй Гарифзяновной, — сказала она, — решили привезти сюда эти работы? Потому что в биографии Гарифа Ахунзяновича Ахунова есть такой факт: он всю жизнь мечтал быть художником. И когда у него выпадало свободное время, он брал кисть, акварель и писал. У него есть и замечательно тёплые масляные работы.

Цель моего творчества — дарить тепло, которое у меня рождается, когда я пишу картины или фотографирую людей, какие-то события.

Я не профессионал. Также как Гариф Ахунзянович я не училась живописи. Это пришло через фотографию, через кадр и случилось в 2010 году, то есть недавно.

Елена Сунгатова
Елена Сунгатова Фото Л.Пахомовой

Елена Сунгатова

Многие люди считают, что фотография — это просто констатация факта. А, между тем, в каждом снимке есть своя душа. Я считаю, что людей надо радовать, потому что негативного в нашей жизни и так предостаточно. Поэтому на моих фотографиях люди счастливы. Мне нравятся моменты, пики счастья, я их просто ищу и стараюсь запечатлеть.

А живописью я заразилась, фотографируя много выставок, их авторов, общаясь с художниками. Правда, вначале целый год я рисовала только карандашом. Потом попробовала краски и остановиться уже не смогла.

Меня спрашивают, почему я использую такую яркую палитру. А просто душа просит света и тепла».

Фото на память
Фото на память Фото Л.Пахомовой

Фото на память

Свет и тепло излучают не только картины Елены Сунгатовой, но и личность Гарифа Ахунова, а, особенно, его улыбка. На многих помещённых в книге фотографиях он улыбается или смеётся. Говоря о себе, Наиля Ахунова сказала, что собирает домашнюю библиотечку поэтов Серебряного века, которые прошли через горнило тяжёлых испытаний. «Читая их, — призналась она, — укрепляешься духом в наши сложные времена».

А мне подумалось, что главным примером стойкости духа, верности своему призванию, доброго отношения к людям и ещё многого-многого другого для неё, да и не только для неё, был и будет писатель Гариф Ахунов.


в начало


Наверх страницы На главную Написать письмоПосетителям сайта: информация и помощь Вниз страницы