Министерство культуры Республики Татарстан

Контакты •  Карта сайта •  Гостевая книга •  Поиск по сайту •  Ссылки

Офис Елабужского государственного музея-заповедника
Сцена из романа «Война и мир»

ГлавнаяБиблиотека Серебряного векаЧудеса Библионочи

Библиотека Серебряного века

29.04.2018

Чудеса Библионочи

Людмила Пахомова

Ну разве это не чудо, придя в Библиотеку Серебряного века, увидеть и услышать поэтов и прозаиков, живущих в России и США, Израиле, Македонии и Германии? Но именно с их выступлений началась здесь Библионочь–2018.


Участники фестиваля «Ладомир»
Участники фестиваля «Ладомир» Фото Л.Пахомовой

Участники фестиваля «Ладомир»

Представляя каждого участника VII Международного Хлебниковского фестиваля «Ладомир», заведующий отделом краеведения Андрей Иванов сообщал какие-то факты из их биографии, творческой деятельности, порой цитировал стихи. А вот Елену Черникову (Москва) он буквально сразил сборником «Кораблик», где в 1975 году было впервые опубликовано её детское стихотворение «Счастье». Правда, позднее она посвятила себя прозе и, передавая в дар библиотеке роман «Зачем?», вместо чтения стихов кратко рассказала о его содержании.

Ефим Бершин, напомнив о традиции русских поэтов воздвигать себе нерукотворный памятник, прочитал стихотворение, больше напоминающее пародию на пушкинские строки: «Нет, весь я не умру — душа в заветной лире / Мой прах переживёт и тленья убежит — / И славен буду я, доколь в подлунном мире / Жив будет хоть один пиит». У Ефима Бершина это звучит так:

      Нет, весь я не верблюд!
      Ещё душа под утро
      блуждает за окном, отбрасывая тень.
      И обещает ночь разливом перламутра
      и старый Новый год, и скорый новый день.
Изяслав Винтерман
Изяслав Винтерман Фото Л.Пахомовой

Изяслав Винтерман

Изяслав Винтерман (Иерусалим) для начала утешил зрителей, сказав, что их короткие выступления, конечно, не могут дать какого-то представления ни о самом авторе, ни о его поэтике. Но поскольку имена всех гостей легко отыскать в интернете, то знакомство со стихами и книгами можно продолжить в виртуальном пространстве. В прочитанном им стихотворении есть строки, которые начинаются с описания утра, а заканчиваются ещё той жизненной дилеммой:

      И кажется опять: что жить легко
      и силы есть любить и не сдаваться.
      Но только бы нас к краю не влекло,
      но всюду край, и трудно не сорваться...

Анна Гальберштадт (Нью-Йорк) познакомила публику со стихотворением из только что вышедшего сборника «Пасмурное солнце».«Кто я?» — задаёт она себе вопрос и отвечает на него вначале методом отрицания, поясняя почему она не Пенелопа, не Эвридика, не Даная. «Кто я?» — повторяет она его и продолжает:

      Кто я — помощница Эскулапа
      жрица — «худощавая
      но с полными ногами»
      толковательница снов
      собирательница трав лечебных
      утешительница вдов и сирот
      странников прибившихся к чужому берегу?
      Муза или поэтесса с самодельной лирой
      просто женщина?
Анна Гальберштадт
Анна Гальберштадт Фото Л.Пахомовой

Анна Гальберштадт

Лидия Димковская (Македония) начала своё выступление с признания, что 25 лет своей жизни, с тех самых пор, как познакомилась с творчеством Марины Цветаевой, она мечтала приехать в Елабугу. Лидия прочитала стихотворение М.Цветаевой на македонском языке. Удивительно было услышать в нём столько знакомых слов: «не знает», «поэт», «фонтан», «жар», «сон», «Божий храм», «смерте», «младости», «не читаны», «вина», «своё время». И, конечно, многим сразу стало понятно, что это цветаевское «Моим стихам, написанным так рано…»

Вообще Елабуга и Цветаева для приехавших поэтов были чем-то неразделимым. Наталия Елизарова (Москва) сказала, что рада оказаться в нашем городе второй раз, но сожалеет о краткости пребывания: «Очень хочется остаться, побродить по тихим улочкам. В общем, я надеюсь ещё сюда вернуться». А Виктор Есипов даже не мог предположить, что ему удастся прочитать в Елабуге стихотворение, написанное очень давно под впечатлением переписки Цветаевой и Пастернака, которая тогда была только в самиздате:

      Каким не прельщался бы жанром
      Поэт, от забот отрешась,
      Свидетельствам эпистолярным
      Присуща особая власть.
      
      Здесь жизнь сгущена не сюжетом,
      Здесь мысль без метафоры жжёт.
      Поэт остаётся поэтом,
      Спустившись с Синайских высот.
      
      Двадцатых годов середина
      Летит из Москвы к Мокропсам:
      «Душа золотая, Марина!
      Родная, ну как же ты там?»
      
      Обратно не выправить визу.
      Свет лампы, рука у виска —
      В ответных признаньях Борису
      И радость, и боль, и тоска.
      
      И перья терзали бумагу,
      Являя кричащую суть.
      Те письма из Праги и в Прагу —
      По дамбам и насыпям путь.
      
      Ещё можно спорить упрямо
      И с жизнью прощаться сполна:
      Далёко и чёрная Кама,
      И беженцев плач, и война.
Виктор Есипов
Виктор Есипов Фото Л.Пахомовой

Виктор Есипов

Представляя своего однофамильца Владимира (Кострома), Андрей Иванов процитировал несколько его мрачновато-парадоксальных фраз:

      Иду я от мужей —
      Покрасила оградки,
      Поправила кресты
      
      * * *
      Увлекшись прощальным письмом,
      Позабыл застрелиться.

А ещё в стихах костромского поэта присутствует некая неожиданность, которая может поставить читателя в тупик, удивить или заставить задуматься.

      Сажая деревья, задумались дети:
      «Зачем мы сажаем на этой планете?
      Попробовать что ли на той —
      Деревьями не обжитой?» —
      
      Где тронуться можно умом от берёзы
      И в обморок просто упасть от сосны,
      Где, чтобы додуматься до лесовоза,
      Века и века ещё будут нужны.
Хельга Ольшванг
Хельга Ольшванг Фото Л.Пахомовой

Хельга Ольшванг

Сложные, ассоциативные, многозначные стихи Хельги Ольшванг (Нью-Йорк) нет смысла приводить ни в полном, ни в сокращённом виде. Скорее всего, они станут понятны лишь в контексте всего её творчества. Скажем только, что Хельга передала в Библиотеку Серебряного века кроме своих ещё одну очень интересную книгу, которая за полгода выдержала второе издание. Это история Второй мировой войны, поведанная через судьбы советских военнопленных.

Станислав Ливинский (Ставрополь) в своём стихотворении «Тысяча мелочей» далёк от оптимизма, но и драматичной эту ситуацию назвать трудно, несмотря на то, что

      Всё — череда сплошных утрат.
      Вишнёвый луг и бежин сад.
      Шагами меришь клетку.
      А время, словно старший брат,
      смеётся, ставит детский мат
      и не даёт конфетку.

Сергей Шабуцкий (Бонн) на несколько минут погрузил зрителей в своё деревенское детство, прочтя отрывок из поэмы, заканчивающийся сладким сонным храпом.

В стихотворении «Июль» Санджара Янышева (Москва) каждое четверостишие завершалось, словно заклинание, словами «Тебя мне не хватало». А в конце апогеем любви прозвучало:

      И сколько бы, любя,
      ты мной ни прорастала —
      с тобой, в тебе, тебя
      мне мало.
Вера Зубарева
Вера Зубарева Фото Л.Пахомовой

Вера Зубарева

Вера Зубарева (Филадельфия), родившаяся в Одессе и оставшаяся, по её словам, по духу одесситкой, сумела в коротком стихотворении соединить сказку с былью:

      Идёшь по шаткой досточке жизни,
      Слушаешь сказку про белого бычка,
      А жизнь подсовывает бычка смоляного.
      Прилипаешь.
      Потом пытаешься отклеиться.
      Потом отмыться.
      Потом начать все сначала.
      А доска твоя, глядишь, и закончилась.

Очевидно, подтрунивая над собой и собратьями по перу, Денис Липатов (Нижний Новгород) написал:

      Как хорошо в иные лета
      стихи наивные писать,
      не знать, что тысячи поэтов
      могли подобное сказать.

И там же, но чуть ниже:

      Дар поэтический так редок,
      но так заманчива стезя.
Лилия Газизова
Лилия Газизова Фото Л.Пахомовой

Лилия Газизова

Выступления в Библиотеке Серебряного века завершила Лилия Газизова — главный организатор фестиваля «Ладомир». В её стихотворении прозвучали мысли и чувства, которые, без сомнения, одолевают порой тонкие поэтические души:

      Стать стрелкой на часах
      Казанского кремля.
      Клавишей Delete
      Мирового компьютера.
      Западающей си-бемоль,
      Утренним бесцветным мраком,
      Всеми собаками мира.
      Очками Exte на родной переносице.
      Безвольным сердечным клапаном —
      Чем угодно,
      Лишь бы не Лилей Газизовой.

После поэтического марафона сразу же начался музыкальный, который не прерывался фактически четыре часа. А открылся он выступлением менделеевского ансамбля бардовской песни «Ветер», в состав которого входят Радик Ахунзянов, Данияр Кабиров, Дмитрий Лахтин и Руслан Аничкин.

Ансамбль «Ветер»
Ансамбль «Ветер» Фото Л.Пахомовой

Ансамбль «Ветер»

Они уже представляли свои песни в Библиотеке Серебряного века в декабре минувшего года. Но тогда ансамбль только-только образовался, у него ещё не было даже названия. У тех, кто слышал их первый концерт в Елабуге, была возможность сравнить, насколько далеко продвинулись они всего лишь за четыре месяца, обогатив звучанием новых музыкальных инструментов свои аранжировки, сделав интереснее и необычней бэк-вокал. Ввели они в программу и чисто сольные выступления, так что зрители впервые смогли услышать гитариста Руслана Аничкина, который сам песен не сочиняет, но петь любит и обладает очень приятным голосом.

Во время Библионочи он исполнил трогающую за душу песню Светланы Копыловой «Морские звёзды», продемонстрировав, что несмотря на молодость, серьёзно относится к выбору собственного репертуара. Дополнили их программу стихи Радика Ахунзянова, выпустившего уже несколько поэтических сборников.

Следующие исполнители — Антон Неймышев, Людмила Валитова и дуэт в составе Сергея Поспелова и Владимира Бессмертных выступали по нескольку раз, поочерёдно сменяя друг друга. Учитывая главную тему Библионочи «Все мы родом из детства», они пели не только свои, но и популярные советские, а также детские песни. Некоторые из них зрители с удовольствием подхватывали и тогда звучал многоголосый хор.

Весёлый сказочник
Весёлый сказочник Фото Л.Пахомовой

Весёлый сказочник

В эту Библионочь здесь побывало много детей. Но, надо сказать, что и их родителям было не менее интересно совершать предложенное сотрудниками библиотеки квест-путешествие. На первом его этапе нужно было найти сначала в каталоге, а затем в книгохранилище конкретную книгу. На втором — попозировать фотографу с афишей Библионочи среди настоящего книжного богатства.

Далее предлагалось осмотреть две мини-выставки и узнать, какими были книги маминого и папиного детства. А затем — украсить ветки серебряного деревца своим наиболее ярким воспоминанием этого золотого периода жизни, написав о нём на цветной бумаге в форме конфеты. Этап «головоломки» был назван так потому, что нужно было, задрав голову, отыскать на потолке ключевую фразу Библионочи — «Все мы родом из детства». Тут же поблизости путешественников поджидал Сказочник, который напоминал им ту или иную сказку, а потом пытался всячески запутать, задавая каверзные, смешные, а порой просто нелепые вопросы, касающиеся сюжета или главных героев повествования. И нужно было не лезть за словом в карман, а тут же сказать, как, что и с кем происходило на самом деле.

После этого в каминном зале всех поджидало ещё одно несомненное чудо Библионочи — настоящая живая сказочница Вера Хамидуллина. Её сказки, распечатанные в виде чёрно-белых книжек-малюток, можно было не только разукрасить, но и проиллюстрировать самим, за что деток ожидала в подарок её настоящая книга. А пока они разукрашивали и рисовали, челнинская поэтесса и писательница читала сказки, стихи, загадывала загадки. И веяло от неё такой радостью, весельем и озорством, словно она сама на время превратилась в большого ребёнка.

В гостях у Веры Хамидуллиной
В гостях у Веры Хамидуллиной Фото Л.Пахомовой

В гостях у Веры Хамидуллиной

Последний этап квеста был самым вкусным. Здесь предлагали угоститься напитком детства — какао, компотом, морсом или лимонадом — уж кому что попадёт. Потому что их приходилось выбирать вслепую, указав на понравившуюся шляпу, под которой скрывался образец. И в этом тоже была своя весёлая интрига.

Но происходили в течение Библионочи и вполне серьёзные вещи. Так, старшеклассники школы № 3 под руководством литератора Галины Чупрыниной подготовили разнообразную программу. Первая её часть была посвящена писателю Льву Толстому, творчеству которого была дана очень высокая оценка. Прозвучал короткий рассказ о его жизни, отрывок из повести «Детство», была даже показана небольшая сценка с Наташей Ростовой из романа «Война и мир». Вслед за тем были прочитаны стихотворения Андрея Вознесенского «Елена Сергеевна», Анны Ахматовой «Сжала руки под тёмной вуалью», Марины Цветаевой «Колдунья», Льва Ошанина «Волжская баллада» и рассказ Ивана Бунина «Холодная осень».

Звучит рассказ о Льве Толстом
Звучит рассказ о Льве Толстом Фото Л.Пахомовой

Звучит рассказ о Льве Толстом

Завершилась Библионочь моноспектаклем документального театра МИФ, который создал и сыграл Андрей Иванов. Правда, в двух его эпизодах приняла участие Ольга Барковская с роскошными куклами, наряды для которых шьёт она сама. Спектакль был построен на связанных с различными утратами воспоминаниях детства и юности главного героя. Последние, самые стойкие зрители покидали Библиотеку Серебряного века за полночь.


в начало


Наверх страницы На главную Написать письмоПосетителям сайта: информация и помощь Вниз страницы