Министерство культуры Республики Татарстан

Контакты •  Карта сайта •  Гостевая книга •  Поиск по сайту •  Ссылки

Офис Елабужского государственного музея-заповедника
Творческий вечер Н.И.Первовой

ГлавнаяБиблиотека Серебряного векаДуша прорастала стихами

Библиотека Серебряного века

Год культуры в Российской Федерации
Год культуры в Республике Татарстан
25 лет Елабужскому государственному музею-заповеднику

28.10.2014

Душа прорастала стихами

Людмила Пахомова журналист ЕГМЗ

Наталья Ивановна Первова родилась ещё перед войной, в 1939 году. А первый её поэтический сборник «Моя параллель» увидел свет в 2007 году. Почти сразу вслед за ним появился второй — «Китежанка». Стихи — замечательные. И поневоле возникает вопрос: почему же так долго стихотворения челнинской поэтессы находились, что называется, под спудом?


На творческом вечере Н.И.Первовой
На творческом вечере Н.И.Первовой Фото Л.Пахомовой

На творческом вечере Н.И.Первовой

Ответ на него можно было услышать в Библиотеке Серебряного века Елабужского государственного музея-заповедника на творческом вечере Н.И.Первовой, который носил название «Листая жизни многотомник». Эту строку из одного её стихотворения можно поставить эпиграфом ко всему творчеству Натальи Ивановны, вобравшему впечатления, воспоминания, размышления её долгой и непростой судьбы.

Она родилась в Мурманске, но, конечно, не помнит тех бомбёжек, которым подвергся он в самом начале войны, как и сам город, откуда их сразу же эвакуировали. Не помнит она и своей матери, которой лишилась в три года. Отец был на фронте и самые тяжкие годы войны они с сестрой пережили в деревне под Вологдой, у бабки с дедом, которые

      ...что можно, пораспродав,
      Тянули внучек как могли.

Дед не был им родным по крови, но именно он сказал своё решающее слово, когда в голодное время им с женой предложили сдать девочек в детский дом.

      ...Пришла из сельсовета тётка,
      Ждала решения она.
      На лавке помню деда чётко
      У растворённого окна.

      Он то ли слушал треск сорочий,
      Вбирал ли дали в окоём...
      Потом — он нашей мамы отчим —
      Сказал: — Не надо... Проживём.

Когда-то дед считался первой скрипкой в Вологодском губернском оркестре. По словам Натальи Ивановны это был изумительный человек, светлое пятно в её жизни. Он научил её читать, но не по азбукам и букварям. В доме был целый чулан музыкальной литературы, по которой постигала пятилетняя Наташа азы грамоты. Попутно дед объяснял ей и все встречающиеся музыкальные термины. Вот откуда в её стихах столь неожиданные для обычных читателей интермеццо и партитура, скерцо и квинты, пикколо и тремоло.

На творческом вечере Н.И.Первовой
На творческом вечере Н.И.Первовой Фото Л.Пахомовой

На творческом вечере Н.И.Первовой

Читаешь порой опусы графоманов и удивляешься, как они не понимают, что это не поэзия, а рифмоплётство. Ведь стоит только взять в руки классику, попытаться сравнить и станет ясно, что это — земля и небо. У Н.И.Первовой всё было с точностью до наоборот.

На творческом вечере в Библиотеке Серебряного века главный редактор литературного журнала «Аргамак» поэт Н.П.Алешков сказал: «Я знал Наталья Ивановну давно, но как журналистку, работавшую на радио КамАЗа. И очень удивился тому, что она пишет стихи. А когда прочёл их, удивился втройне. Они стали для меня неожиданным и радостным открытием, потому что настоящий поэт это всё-таки большая редкость. И такой редкий человек живёт рядом с нами».

Подлинной поэзией назвала творчество Н.И.Первовой и литературовед, поэтесса Н.А.Вердеревская.

Сама же Наталья Ивановна, хоть и писала стихи всегда, но и в юности, и в более зрелые годы не воспринимала их всерьёз. Она даже отмахивалась от них, считая, что они мешают ей заниматься главным делом, которым для неё в то время была журналистика. И только выйдя на пенсию и скинув с себя бремя нескончаемой суетливой работы, она вдруг поняла, что всю жизнь пыталась заглушить в себе ту нежнейшую мелодию небесных сфер, которая вошла в неё, быть может, с музыкой дедовой скрипки:

      Настреляв воронья на ужин,
      Изморозившись до кости,
      Дед считал, что нам Моцарт нужен,
      Коль хотим мы себя спасти.

      Не избыв ознобные муки,
      Чуть тепла улучшив момент,
      В непослушные ещё руки
      Принимал инструмент.

      Под военным исчадьем неба
      Среди замерших деревень
      Скрипка пела о ломте хлеба,
      Или так мерещилось мне.

      Говорила по-человечьи.
      Замирала звезда в окне.
      Мне хотелось скатиться с печи,
      Чтобы в небо лететь за ней.

      Дед доигрывал в темпе стретто,
      В темноте футляром шурша,
      Говорил тихонечко: это
      Прорастает твоя душа...

Не думала, не гадала Наталья Ивановна, что выйдет у неё одна, вторая книга стихов, а сейчас уже и третьей рукопись готова. Она собирала их, разбросанных, по тетрадкам, блокнотам, черновикам, давно засунутым за ненадобностью на антресоли, на балкон. И что интересно, даже ранние стихи не приходилось особо исправлять, переделывать. Все они как-то сразу писались набело. Помимо поэтического таланта сказалась, без сомнения, и журналистская деятельность, напрямую связанная со словом, с умением чётко, ясно и ёмко выражать свои мысли и чувства. Ощущается бывшая профессия и по тому, что очень многие её стихи имеют собственные названия, а не озаглавлены в содержании сборников первой строкой, как у большинства собратьев по перу. Кроме того, работа на радио привила, по видимому, особую чуткость к красоте и интонационной выразительности устной речи, потому что свои стихи Наталья Ивановна читает так, что буквально каждое слово ложится на душу.

Наталья Ивановна Первова
Наталья Ивановна Первова Фото Л.Пахомовой

Наталья Ивановна Первова

Закончив факультет журналистики Ленинградского университета, она никогда не забывала той самобытной русской речи, которую впитала в пору детства и юности на вологодчине. Это оттуда встречающиеся то тут, то там в её стихотворениях слова «отродясь», «не забижай», «охолонуть», «доглядела», «покуда», «привечали», «услада», «баушка»... Кстати, последним словом названо одно из её стихотворений, с которым вышла забавная история, свидетельствующая о том, насколько забыты нынешней городской молодёжью исконные корни богатейшего русского языка.

Это стихотворение Натальи Ивановны попросила набрать и распечатать своего соседа, студента. Он выправил ей весь текст, отдаёт и делает замечание: «Тёть Наташа, ты чего такая неграмотная, пишешь «баушка», а надо — «бабушка»...

В Библиотеке Серебряного века Н.И.Первова не собиралась его читать, но её попросили:

      Ноги мои, ноженьки!
      Были вы скорёшеньки
      Что в подшитых валенках,
      Что босой.

      По пыли просёлочной
      День — безостановочно,
      Что тропинкой маленькой
      Под росой.

      По дождливой слякоти,
      По болотной мякоти,
      Да по гальке кручами
      Вдоль реки.

      Вы не знали устали
      Что по насту с хрустами,
      По жнивью колючему
      Шли легки.

      Баушка роднёшенька!
      Ну-ко я скорёшенько
      Воду лью горячую:
      До краёв ушат.

      Ну-ко, парь уставшие
      Продыху не знавшие —
      С травами впридачу-то! —
      От колен до пят.

      Солнышко-унученька,
      Золотая рученька,
      Да отколь ты вызнала
      Травью рать?

      Я уж и не чаяла,
      Вон как полегчало-то!
      Что готова сызнова
      По грибы бежать.

Стихи Н.И.Первовой прекрасно ложатся на музыку. В этом все собравшиеся могли убедиться, слушая челнинских авторов-исполнителей Ольгу Кузьмичёву-Дробышевскую и Елену Емалтынову. Последняя спела две песни из любовной лирики, которой наберётся не так уж и много в двух изданных сборниках Натальи Ивановны. У неё свои критерии к этой сокровенной теме. Стихи о любви должны быть возвышены и целомудренны, считает она.

Ольга Кузьмичёва-Дробышевская
Ольга Кузьмичёва-Дробышевская Фото Л.Пахомовой

Ольга Кузьмичёва-Дробышевская

Листая поэтический многотомник собственной жизни Н.И.Первова поведала слушателям о своей малой родине — северном городке Устюжна, о протекающей по нему Мологе и впадающих в неё речках Ворожа и Ижина; о старой водокачке, откуда каждый вечер безразмерными бадейками приходилось носить воду на коромысле; о лесном племени берендеев, из которого, мнится ей, она роду-племени; о матери, чей образ нет-нет да оживёт в её стихах; о болотах, на которых по осени красну ягоду «Бабы жнут — не серпами, пальцами!»; о синеглазой внучке...

Прочитала Наталья Ивановна и несколько своих последних стихов — «Пиджак», «Сосед», «Свадьба», «Дыба», «Бабоньки», в которых наша сегодняшняя жизнь представлена, что называется, без прикрас. Где с юмором, а где и неприкрытой горечью говорит она о сельском мужичке, справившем покупку в секонд-хенде; о соседе, вкалывающем до морока, чтобы оставить в городе двушку сыну, а самому купить домик в деревне; о вынужденной свадьбе «по залёту»; о муках ломки молодого умирающего наркомана; о женщинах, превратившихся в 90-е годы в базарных торговок:

      Бабоньки мои вы, бабоньки,
      По российской земле идущие,
      Аннушки, Шурёны да Клавоньки,
      Времена-то вас не расплющили.

      Как в те страшные девяностые...
      Мужики убивались. А эти-то!
      На гробы последние простыни
      Разрезали в жалостном трепете.

      Челноками мотались в Турцию.
      А тюков неподъёмных — горами.
      Золотишка б себе хоть унцию —
      Так хотелось! Ну всеми порами...

      Но нельзя себе ни крупиночки,
      И ни бусинки, и не брошечки,
      Потому что детям — ботиночки,
      Потому что детям — картошечки.

      Вон, торговками, слышь, обруганы.
      Так назвали бабонек снобы-то.
      Знать ли сытым, какими потугами
      Или кровью рублишки добыты.

      Что порой не хватает моченьки,
      Знает то «бычок» недосмоленный
      Да подушка, мокрая с ноченьки,
      Образок, прабабкой намоленный.

      Вы уж как-то держитесь, бабоньки —
      Целостна судьба али с трещиной —
      Аннушки, Шурёны да Клавоньки,
      Оставаясь каждая — Женщиной!

Несмотря на то, что уже многие годы Наталья Ивановна живет в средней полосе России, в душе она осталась северянкой. Очарованная неброской красотой родимых мест, она и нам, читателям, дарит соприкосновение с тем миром, в котором слышится шорох растущих рыжиков, где болотные кочки одеты в изумрудные сарафаны с ярко-клюквенным горохом; где на небе качаются волны северных сияний, а на земле звенят голубыми струями льны, где «повсюду победно и розово иван-чай вековечный цветёт». К этому растению, которое сотни лет заваривали на Руси, не знавшей цейлонских, индийских и китайских чаёв, у Н.И.Первовой отношение особое. Раньше ей доводилось пить изготовленный из него чай, который носит название копорский. Иван-чай не просто сушат и заваривают, как мяту, зверобой или душицу. Его заготавливают особым способом и этим рецептом, издавна известным Наталье Ивановне она поделилась со своими слушателями.

Елена Емалтынова
Елена Емалтынова Фото Л.Пахомовой

Елена Емалтынова

Пусть не копорским, но угощали в этот вечер в Библиотеке Серебряного века тоже травяным чаем. А ещё — испечёнными по-домашнему пирогами. А ещё — перемешанными с сахаром клюквой и брусникой — дарами памятных поэтессе северных мест.

Большую подборку своих, написанных минувшим летом стихотворений, прочитал Николай Петрович Алешков. Елена Емалтынова преподнесла в дар Н.И.Первовой новый диск «Цветаевский костёр», куда вошла песня на стихи Натальи Ивановны. Она же в свою очередь подарила всем желающим сборник стихотворений «Китежанка». Третья, ещё не изданная книга, будет называться «Прапамять». И можно не сомневаться, что все, кому знакомо творчество Натальи Ивановны Первовой, будут с большим интересом ожидать появления её нового сборника.


в начало


Наверх страницы На главную Написать письмоПосетителям сайта: информация и помощь Вниз страницы