Министерство культуры Республики Татарстан

Контакты •  Карта сайта •  Гостевая книга •  Поиск по сайту •  Ссылки

Офис Елабужского государственного музея-заповедника
Автограф от Филиппа Пираева

ГлавнаяБиблиотека Серебряного века«Покуда мы ещё сильны…»

Библиотека Серебряного века

03.12.2016

«Покуда мы ещё сильны…»

Людмила Пахомова журналист ЕГМЗ

Стихи сразу пятерых поэтов звучали 25 ноября в Библиотеке Серебряного века Елабужского государственного музея-заповедника — Галины Булатовой, Филиппа Пираева и Эдуарда Учарова из Казани, Евгения Морозова из Нижнекамска и елабужанина Рахима Гайсина. Последнему как раз и принадлежит идея проведения этого творческого вечера под названием «Пятница пятерых». Он же был его ведущим, не только представляя зрителям гостей, но и предваряя их выступления песнями, в том числе на собственную музыку.


Выступает Рахим Гайсин
Выступает Рахим Гайсин Фото Л.Пахомовой

Выступает Рахим Гайсин

Так Галине Булатовой Рахим Гайсин посвятил свою песню на стихи Николая Рубцова «Оттепель». Евгения Морозова, выпускника Елабужского педагогического университета, приветствовал гимном вуза «Здравствуй, университет!». Эдуарду Учарову подарил песню, написанную на его стихи «Мёртвое слово». А для Филиппа Пираева, автора русскоязычного текста гимна Республики Татарстан, спел его на татарском и русском языках.

Что же касается прочитанных стихов, то в них у Рахима Гайсина были объединены два главных в его жизни города — Елабуга, куда профессиональный филолог приехал в 1979 году, и Казань, где он закончил университет и аспирантуру. Дорога, соединившая два этих города, описана в его давнем стихотворении «Завтра будет зима», которое нигде не публиковалось и впервые было прочитано на публике в тот вечер.

      Я вернулся в Елабугу ночью
      На попутке, летящей во мгле.
      Только звёздная высь многоточьем
      Отражала мой путь на земле.

      Был морозный ноябрь на исходе.
      За холодным стеклом «жигуля»
      То деревья в тревожной дремоте,
      То открытые ветру поля.

      Беспросветный простор. Ни снежинки.
      Перекатной волной чернота
      От Казани до дальней заимки,
      До глухого над Вяткой моста.

      Но за ним, где как прежде овраги
      И лощины угрюмо тусклы,
      Снег идёт в полуночной отваге,
      Оставляя вдоль трассы следы.

      Оживают со странным восторгом
      Камни, ели, дорога, дома.
      Я в Елабуге. Здравствуй, мой город!
      Завтра будет повсюду зима.

Галина Булатова
Галина Булатова Фото Л.Пахомовой

Галина Булатова

Дорожный цикл читала на вечере и Галина Булатова. В нём нашли отражение города Елабуга и Казань, Сызрань и Нижний Новгород, а ещё реки — «Волга, Вятка, Ока и Кама». Так называется одно из её стихотворений, в котором отражена судьба родового древа.

      Волга, Вятка, Ока и Кама — вот четыре родных сестры.
      Между этими берегами пращур мой разжигал костры.
      Волховал, приготовясь к севу, и поглаживал оберег,
      Чтоб вовек родовое древо пило воду из этих рек.
      Чтобы бьющийся слева бакен направлял бы уключин скрип,
      И горел бы огонь прабабкин и прадедов на спинах рыб.

      …Начинала цвести ясколка, разливался в лугах апрель,
      Лучше няньки качала Волга лодку — мамину колыбель.
      Знали слово «война» с пелёнок, но хранил беззащитных Бог,
      И от «воронов» да воронок он судёнышко уберёг, —
      Только омуты да стремнины, но недаром родня ждала:
      Скоро доктором станет Нина, будет новая жизнь светла.

      …Вечный зов соловьиной Вятки, зачарованный край отцов:
      Здесь писал угольком в тетрадке душу русскую Васнецов.
      Здесь грозила судьба расстрелом в сорок первом за колоски…
      По сестрёнке, навеки в белом, плакал Ванечка у реки…
      И остались они живые, целых пятеро, мал мала…
      Славный врач из Ивана выйдет, будет новая жизнь светла.

      …Первый скальпель, уколы, грелки и родительский непокой:
      Это я родилась на Стрелке, между Волгою и Окой.
      Если есть у свободы запах, это запах родной реки.
      Напиши-ка, смеялся папа: наши с Вятки-де вы с Оки.
      Вслед за мамою ехал Грека через реку, а в реке рак,
      И молочными были реки, и кисельными берега…

      Утка в море, хвост на заборе, Волга зыбает корабли,
      В Жигулях Жигулёвским морем нарекли её журавли,
      Натянув тетиву рассвета на Самарской Луки изгиб, —
      Это красное пламя ветры зажигают на спинах рыб,
      Это посвист далёкой Стрелки, что почувствовал печенег
      По вибрации крупных, мелких — всех впадающих в Каму рек.

      «Ты — река! И теперь ты — Кама!» — крикнут белые берега.
      Может, это такая карма? Может, это одна река?
      Может, это игра течений? Может быть, по воде круги —
      Многоточия изречений той одной, родовой реки?
      …Волга, Вятка, Ока и Кама, — и щепотью ведомый перст
      На груди четырьмя штрихами, как судьбину, выводит крест.

В аннотации к сборнику стихов «Визитка» говорится: «Поэзия Галины Булатовой, образная и мелодичная, рождена просветлённым мировосприятием и ощущением цельного, неразрывного потока времени и судеб…»

Выступает Евгений Морозов
Выступает Евгений Морозов Фото Л.Пахомовой

Выступает Евгений Морозов

Нечто совершенно противоположное можно сказать о стихах Евгения Морозова. В них присутствует какой-то душевный надрыв, трагическое восприятие мира. Его перо больше похоже на скальпель, которым он пытается разъять собственные мысли, чувства и всё, что его окружает. Ощущая своё предназначение, Евгений нередко обращается к теме поэзии и поэта:

      Если не стыдно уже давно
      переплавляться в речь,
      что заставляет трезветь вино
      или глаза — потечь,

      осенью, как заведётся свист,
      ветром в лицо грубя,
      на белоснежно-чужой лист
      выдохнешь сам себя.

      Будет исхожен он вкривь и вкось,
      вдоволь и поперёк;
      много, бедняге, ему пришлось
      вынести слов и строк.

      Словно измятая простыня,
      где полюбил с лихвой,
      ритмом о самом больном бубня,
      станет он сразу свой,

      ибо в листке этом, как в слуге,
      знающем твой каприз,
      весь ты — от ссадины на ноге
      до херувимских риз.

      Помнит он правду твою, мой друг,
      хоть откровенным днём
      и не сказал ты всего, но круг
      мыслей твоих на нём,

      и потому его смятый вид
      более нам знаком,
      более ценен и духовит
      рядом с чистовиком.
      
                              (Черновик)

На вечере «Пятница пятерых»
На вечере «Пятница пятерых» Фото Л.Пахомовой

На вечере «Пятница пятерых»

Стихи казанского поэта Филиппа Пираева поражают силой слова, ясностью мысли и ощущением нерасторжимой связи Неба и Земли. Их можно уподобить глубокому высокогорному озеру, которое отражает только звёздный свод и небесную синь, а сквозь толщу его кристально чистой воды отчётливо видно всё дно. Провинциальным елабужским слушателям, без сомнения, с первых же строк легли на сердце его стихи:

      В провинции — восторг и благодать:
      бездонно небо, и прозрачны реки,
      гудящих строек века не видать,
      зато без них слышнее человека.

      Хрустим редиской, пьём себе стишки,
      настоянные на сосне и травах,
      спасаясь от назойливой мошки
      тщеславия и веяний лукавых.

      Хотя и тут случается подчас
      кому-то, грешным делом, захвалиться,
      но даже одарённейших из нас
      не соблазнить надгробием в столице.

      Здесь как-то всё родимей и светлей —
      и плач звезды, и хохот непогоды,
      и журавли над кротостью полей
      понятны до сих пор без перевода.

      И, выходя к берёзам на мороз,
      легко согреться и душой, и телом,
      поняв, что жизнь, увы, не без полос...
      но всё же это — чёрные на белом.

Филипп Пираев
Филипп Пираев Фото Л.Пахомовой

Филипп Пираев

И ещё одно стихотворение Филиппа Пираева, в котором он говорит не только от своего имени, но и от лица всех, для кого не обесценились вера, совесть, доброта и любовь:

      А дальше — вера, и стихи,
      и вздох туда, где до заката
      родного неба балдахин
      над тишиной синеет свято.
      А дальше — вера и любовь —
      к земле, бескрайней и могучей,
      цедящей благовест лугов
      под вековую грусть уключин.
      А дальше — вера в доброту
      и в то, что пусть не без греха мы,
      но вьюги лжи не заметут
      путей к надгробиям и храму.
      И будет наша длань щедра
      и разум совести послушен,
      пока нам жаждой серебра
      не инфицировали души;
      покуда мы ещё сильны,
      наперекор звериной воле,
      недобиваемой страны
      непродающеюся болью.

Эдуард Учаров
Эдуард Учаров Фото Л.Пахомовой

Эдуард Учаров

Эдуард Учаров приехал в Елабугу в третий раз. После двух предыдущих у него рождались стихи о последнем городе в жизни Марины Цветаевой:

      Какой виной земля раздавлена
      у приснопамятной могилы,
      ведь Кама берегу оставила
      ту, что на небо уходила?

      Какое же проклятье чортово
      её догнало в городище,
      что в сорок первом жизнь зачёркнута,
      а рваный стих бурлит и свищет?

      Какая невозможность лживая
      однажды хлопнула калиткой,
      и страшный стон на Ворошилова
      закончил то, что было пыткой?

      Елабуга цветёт Цветаевой
      и наливается рябиной,
      где горло города сжимаемо
      петлёй стихов её любимых…

Эдуард Учаров и Галина Булатова являются авторами-составителями сборников «Казанский объектив – 2015», куда вошли стихи 36 поэтов; «Гавриил Каменев: Избранное» с поэтической подборкой первого русского романтика, а также книги умершего в 2010 году казанского поэта Ивана Данилова «Птица долгой зимы». Всеми этими литературными проектами заинтересовалась телекомпания ТНВ, которая сняла сюжеты для своего канала. Казанские гости привезли с собой три видеоролика и показали их в Библиотеке Серебряного века, открыв елабужанам новые поэтические имена.

Презентация журнала «Аргамак. Татарстан»
Презентация журнала «Аргамак. Татарстан» Фото Л.Пахомовой

Презентация журнала «Аргамак. Татарстан»

Завершилась творческая встреча презентацией последнего, вышедшего в ноябре номера журнала «Аргамак. Татарстан», которую провёл главный редактор издания Николай Алешков. Он рассказал о некоторых публикациях, назвал имена авторов стихотворений, прозаических произведений и статей, среди которых Юрий Кублановский, Диана Кан, Геннадий Калашников, Филипп Пираев, Ренат Харис, Аяз Галязов, Андрей Убогий, Яша Удин, Андрей Панин, Вячеслав Лютый и другие.


в начало


Наверх страницы На главную Написать письмоПосетителям сайта: информация и помощь Вниз страницы