Министерство культуры Республики Татарстан

Контакты •  Карта сайта •  Гостевая книга •  Поиск по сайту •  Ссылки

Офис Елабужского государственного музея-заповедника
80-летие писателя С.Романовского

ГлавнаяБиблиотека Серебряного векаЧтобы остаться здесь навсегда

Библиотека Серебряного века

26.09.2011

Чтобы остаться здесь навсегда

Людмила Пахомова журналист ЕГМЗ

22 сентября в Библиотеке Серебряного века, где проходил вечер «По следам моего детства», посвящённый 80-летию писателя Станислава Романовского, повсюду можно было встретить знаки, напоминающие о нашем земляке. Под окнами библиотеки стояла брезентовая палатка с расположенными рядом костром, рыбацкими принадлежностями и ведром, в котором плескались рыбки, пойманные в окрестностях Елабуги.


Выступают сёстры Поповы
Выступают сёстры Поповы Фото Л.Пахомовой

Выступают сёстры Поповы

Большой баннер с портретом Романовского на фоне его любимой иконы — рублёвской Троицы, книги писателя и газетные публикации о нём, камыши, ягоды шиповника и чай из его корней, живые лини в аквариумах и многое другое свидетельствовало о пристрастиях писателя и любимых темах его произведений. По всему было видно, что авторы и ведущие этого вечера, заведующий библиотекой Андрей Иванов и научный сотрудник Венера Носарева с душой готовились к юбилею Станислава Романовского. А помогали им в этом молодые члены клуба «Литературная гостиная» Рамзия Гиматова, которая прочитала отрывок из рассказа писателя «Роса» и сёстры Светлана и Александра Поповы, подготовившие инсценировку по рассказу «Линька».

Андрей Иванов
Андрей Иванов Фото Л.Пахомовой

Андрей Иванов

В 2007 году в Елабуге вышел сборник рассказов Романовского «Костёр из тальника», составителем которого стала присутствовавшая на вечере племянница писателя Елена Шастина. В книгу были включены произведения писателя, связанные с его малой родиной. Многочисленные отрывки из сборника, посвящённые описанию местных рек, лугов и озёр постоянно звучали на протяжении всего вечера. Причём часть из них сопровождалась показом снимков и видеосюжетов, на которых были запечатлены широкие просторы Камы, светлые воды озёр Спасские вилы, Окунёвого, Запесочья и луговые травы, словно волны колыхающиеся на ветру. Светлым очарованием великой любви писателя к родному краю веяло от его рассказов.

Подо мной Кама изгибается мощной искрящеёся дугой и, обегая зелёный Заячий остров, уходит в низовья, где над лукоморьем по горам синеет Танаевский бор, а белые камни-быки выходят из сосен. Словно стадо на водопой, и плёс становится злато-мглистым.

Левее, отступая от Камы за реку Тойму, много веков живёт мой родной город Елабуга. На его гербе издревле вычеканена моя любимая птица — дятел как признание трудолюбия моих земляков. Сейчас город в мареве по купола храмов и вершины тополей, будто в метелице, что загустевает понизу.

Перед городом в лугах озёра с краями полны светлой влаги, как чаши на пиру природы. Длинные тени от кустов и деревьев лежат по краям озёрных чистоплесков, и отсюда я слышу, как дурманно пахнет в лугах сочный медовый воздух и как кружится от него голова. В это время в наших лугах цветут ирисы, и я никогда не срывал их, а только любовался ими издалека: до чего они красивы.

Как просияло солнце!

Озёра налились иным светом: драгоценно-синим, смальтовым и скоротечным. И Кама заголубела и засинела – вспомнила нечто очень хорошее и засмотрелась на этот мир, на который она глядит с его сотворения».

(повесть «Башня над Камой»)

Мы шли втроём по зелёному берегу, и я лишний раз убеждался, как красива моя Тойма. Река плавно изгибалась, и вода в ней, что бывает редко, синела озёрной синевой. А по берегу рос тальник в лимонно-жёлтых и красных листьях и золотились стога. Белые церкви отражались в Тойме, и их отражения тихо струились и дрожали.

«Цвета-то какие нынче! — радовался я. — Как у великого художника Андрея Рублёва. Лазоревые. Золотые. Красные. Зелёные. Чистые цвета и кроткие. Дружат между собой и переливаются один в другой, как река в реку…»

Мы шли на солнце, что садилось за гору, где белела старинная, много старше Москвы, башня Чёртово городище, сложенная из дикого камня».

(рассказ «Речная жемчужина»)

Инсценировка рассказа «Двадцать пять рублей старыми»
Инсценировка рассказа «Двадцать пять рублей старыми» Фото Л.Пахомовой

Инсценировка рассказа «Двадцать пять рублей старыми»

Многие произведения Станислава Романовского автобиографичны. Как, например, рассказ «Двадцать пять рублей старыми», где речь идёт о женщине, служившей палачом в елабужской тюрьме. На вечере была показана инсценировка наиболее драматичного момента рассказа, когда женщина делает признание-исповедь перед врачом, который в своих белых одеждах видится ей в меркнущем старческом сознании ангелом. Ещё в одном рассказе «Я тоже была, прохожий» описаны встречи девятилетнего Станислава с Мариной Цветаевой, жизнь которой вскоре трагически оборвалась. «Много лет спустя, - пишет Романовский, - я узнал, что женщина, жившая «у фонтала», на улице Жданова, - великий поэт, колдовская цевница века, чья смерть не была расслышана в грохоте чугунных валов самой страшной войны; и детское моё припоминание, смутное и жгучее, сдавило мне горло. И я услышал её голос:

— В Елабуге много георгинов…»

Станислав Романовский родился 19 сентября. Эта осенняя пора предстала в песнях местного автора-исполнителя Сергея Поспелова. Вообще же на вечере было много неожиданных моментов и сюрпризов, о которых, предваряя свои воспоминания, Елена Шастина сказала: «Мне здесь сегодня всё очень нравится, потому что вы уловили характер Станислава Тимофеевича. Он тоже любил сюрпризы. В Елабугу он всегда привозил подарки, но никогда не отдавал их в первый день. В последнее время делал так: отсылал посылки и сам приезжал, а они в это время лежали на почте. И вот накануне его отъезда мы все вместе шли и забирали эти огромные посылки с подарками.

Елена Шастина. Воспоминания
Елена Шастина. Воспоминания Фото Л.Пахомовой

Елена Шастина. Воспоминания

Мы все называли его не иначе, как Стасик. Когда он приезжал, вся улица кричала: «Стасик приехал! Стасик приехал!» И мы бежали его встречать. Даже сын звал его Стасом. И это не было каким-то панибратством, просто он умел убирать вот эту возрастную дистанцию. От него я впервые услышала фразу: «Чем человек умнее, тем он проще». И для меня это было очень важной оценкой человека. Не каждый взрослый может построить диалог с ребёнком, а Станислав Тимофеевич говорил с ним на равных. И это очень подкупало. Помню в один из приездов с ним прошла встреча в детской библиотеке. Когда его спросили о последних работах, он сказал, что написал недавно рассказ «Чайкин подарок», героиня которого, то есть я, находится здесь. Я тогда на него сильно обиделась, считая по своей детской наивности, что он меня чуть ли не опозорил перед всей Елабугой. И, поняв мои чувства, он извинился передо мной.

Мы со старшим братом ходили со Станиславом Тимофеевичем рыбачить на озёра и всегда просили: «Стасик, расскажи что-нибудь». И под его неизменно увлекательный рассказ, который мог быть о чём угодно, — о Маугли, о елабужских лугах, об отдельных цветах и травах, - проходили незаметно любые расстояния.

Сегодня у меня просто сердце защемило от рассказа «Линька». Действительно, эта рыбка у нас жила и потом мой брат Славка выпустил её на волю. Бабушка написала об этом Станиславу Тимофеевичу, а он потом сочинил рассказ, который был опубликован в журнале «Мурзилка». Позже он говорил, что в это время болел, но, получив бабушкино письмо с историей о Линьке, выздоровел. То есть для него такие известия из дома были своего рода творческой подпиткой.

Он очень хорошо пел. Об этом говорила даже Валентина Толкунова, с мужем которой он был дружен. Помню, он водил нас с мамой по залам Третьяковской галереи и настолько интересно рассказывал о картинах и иконах, что посетители покидали профессиональных гидов и присоединялись к нам.

Он мог прекрасно изобразить кого угодно, того же Джугашвили. А смеялся так заразительно, что невозможно было устоять и не присоединиться. Более яркого человека мне в жизни встретить не довелось. Мы его очень любили».

Участники юбилейного вечера
Участники юбилейного вечера Фото Л.Пахомовой

Участники юбилейного вечера

Прозвучали в этот вечер и другие воспоминания. Были разыграны в лотерею две книги Романовского. Одна из них — «Синяя молния» — наиболее полное прижизненное издание, вышедшее в серии «Золотая библиотека», досталось не кому-нибудь, а Елене Шастиной, словно ещё один подарок писателя близкому родному человеку.

Всем участникам вечера были вручены на память выпущенные музеем–заповедником календарики с фотопортретом Романовского, где алым кружком отмечена дата его рождения. Под фотографией помещены слова из повести «Башня над Камой»: «Сколько раз я уходил отсюда, уезжал, улетал и сколько раз возвращался, чтобы однажды остаться здесь навсегда». Не сбылось это заветное желание писателя. Он умер, отпет и похоронен в Москве. Но с нами, его земляками, навсегда остались его произведения, которые дышат любовью и нежностью к родной земле, о которой он без устали рассказывал всю свою жизнь: «Господи, как славно, как упоительно жить! Дышать крутым ветром воли; встречать рассветы и закаты, рождающиеся в светлых водах; любить сосны, берёзы и белые вербы, и ольху, роняющую золотую пыльцу свою на рыбьи всплески, и горькие осины в бордовых серёжках, и птиц, и рыб, и всё живое вокруг… Какое это счастье — наглядываться на родимый край, на русскую землю твою, надевшую текучие ризы половодья, что сулят красное лето!..»


в начало


Наверх страницы На главную Написать письмоПосетителям сайта: информация и помощь Вниз страницы